ПОИСК

новости

01 11 / 21

Читайте новую статью Наталии Колодежной и Дмитрия Говорова для Журнала «Акционерное общество» на тему: «Согласие на свершение крупных сделок: личная ответственность членов совета директоров за несоблюдение ФЗ «Об акционерных обществах».

В соответствии с ФЗ «Об акционерных обществах» (далее по тексту – Закон) следует, что совет директоров (наблюдательный совет) акционерного общества осуществляет общее руководство деятельностью, за исключением решения вопросов, отнесенных законом к компетенции общего собрания акционеров.

Минимальный количественный состав членов совета директоров акционерного общества  составляет пять членов (п. 3 ст. 66 Закона).

Прежде чем перейти к вопросу личной ответственности членов совета директоров, следует определить место совета директоров в системе органов управления акционерного общества. Наивысшим органом управления является собрание акционеров, в их же компетенцию входит формирование состава совета директоров, далее в иерархии управленческого подчинения свое место занимает совет директоров, следом по подчиненности занимают свои места единоличный исполнительный орган (директор, генеральный директор, президент) и коллегиальный исполнительный орган (дирекция, правление).

Что же закон относит к исключительной компетенции совета директоров? Прежде всего, в компетенцию совета директоров входит решение вопросов общего руководства деятельностью акционерного общества, за исключением вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров в соответствии с п. 1 ст. 65 Закона. В непубличном акционерном обществе по единогласному решению акционеров в устав могут быть внесены положения, согласно которым совету директоров передаются на рассмотрение вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания акционеров, за исключением отдельных вопросов, указанных в ГК РФ.

Важно отметить, что вопросы компетенции совета директоров не могут быть переданы исполнительному органу акционерного общества в соответствии с п. 2 ст. 65 Закона.

Ряд рекомендаций о регламентации деятельности совета директоров был закреплен в Методических рекомендациях по организации работы совета директоров в акционерном обществе, утв. приказом Росимущества от 21.11.2013 N 357, письмом Банка России от 15.09.2016 N ИН-015-52/66, во многом те или иные рекомендации зависят от формы акционерного общества, а также специфики деятельности юридического лица. Так, например, Росимущество, рекомендует уставом общества предусматривать механизмы отнесения к компетенции совета директоров общества рассмотрения сделок, которые не отвечают установленным законодательством критериям крупных сделок, но имеют существенное значение для общества также рекомендуется установить контроль совета директоров не только за существенными сделками общества, но и за существенными сделками подконтрольных ему юридических лиц.

Фактически совет директоров призван контролировать деятельность исполнительных органов, прежде всего именно этим обусловлен порядок одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью и соответственно ответственность за сделки, которым закон уделяет особое внимание.

Легальное определение крупной сделки закреплено в ст. 76 Закона. Анализируя вышеупомянутую норму, справедлив вывод о наличии у крупных сделок (нескольких взаимосвязанных сделок) следующих признаков:

Во-первых, это сделки выходящие за пределы обычной хозяйственной деятельности общества;

Во-вторых, связанная с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно, цена или балансовая стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату или предусматривающая обязанность общества передать имущество во временное владение и (или) пользование либо предоставить третьему лицу право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на условиях лицензии, если их балансовая стоимость составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату.

В-третьих, решение о совершении сделки принимается советом директоров;

В-четвертых, согласие на совершение сделки должно быть получено в соответствующем Закону порядке.

Подробный порядок получения одобрения крупной сделки определен ст. 79 Закона. В рамках настоящей статьи, остановимся только на особенностях порядка принятия такого одобрения. Так, например, решение о совершении сделки, связанной с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения имущества, стоимость которого составляет от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов общества принимается единогласно всеми членами совета директоров. Важно отметить, что одобрение крупных сделок предмет которой, составляет более 50 процентов балансовой стоимости активов общества принимает собрание акционеров.

В случае если членами совета директоров не было достигнуто решение об одобрении крупной сделки, принятое единогласно, совет директоров принимает решение об одобрении такой крупной сделки собранием акционеров.

Кроме того, принятое решение об одобрении крупной сделки не является фактом, понуждающим исполнительный орган заключать сделку. Вопрос целесообразности, необходимости заключения той или иной сделки входит в компетенцию исполнительного органа. Исполнительный орган вправе не совершать сделку и (или) не исполнять решение совета директоров (или собрания акционеров) если усматривает нецелесообразность или убытки, которые такая сделка вызовет, так как принцип действовать разумно и добросовестно должен быть присущ всем участникам корпоративных отношений.

Глава 8 Гражданского кодекса (далее по тексту – ГК РФ) поименована как «Совет директоров (наблюдательный совет) общества и исполнительный орган общества». Из буквального толкования очевидно, что законодатель разделяет статусы исполнительного органа акционерного общества и совета директоров (наблюдательного совета).

В соответствии со ст. 71 Закона члены совета директоров несут ответственность за убытки, если иные основания и размер ответственности не установлены законодательством. Так как, убытки – это относится к категории мер ответственности гражданского законодательства, то и ответственность, наступающая носит гражданско-правовой характер. Аналогичное толкование следует и из положений ст. 53 ГК, поскольку ответственность лиц, которые в силу закона или учредительных документов юридического лица выступают от его имени предусмотренная вышеупомянутой нормой. Такое указание содержит и п. 3 ст. 69 Закона, в соответствии с которой на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества и членами коллегиального исполнительного органа общества действие законодательства РФ о труде распространяется в части, не противоречащей положениям.

Гражданско-правовая ответственность (или корпоративная), распространяется на следующих лиц:

- единоличного исполнительного органа или лицо, исполняющее его функции;

- члены коллегиальных органов (к которым относят и совет директоров);

- лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица (к таким лицам могут быть отнесены как бенефициары, так и лица двух категорий упомянутые выше).

Из специальных требований к деятельности совета директоров, в силу пункта 2 статьи 78 Закона совет директоров (наблюдательный совет обязан утвердить заключение о крупной сделке в случае, если вопрос о ее одобрении подлежит рассмотрению на общем собрании акционеров. Заключение, утверждаемое советом директоров может быть отражено в протоколе, оформленным отдельным документом. Важно отметить, что закон однозначно предусматривает его наличие. Заключение должно содержать информацию о предполагаемых последствиях для деятельности общества в результате совершения крупной сделки и оценку целесообразности совершения крупной сделки (в соответствии с абз.2 п.2 ст. 78 Закона).

Почему же закон акцентирует внимание на наличие заключения и чем это может быть «полезно» членам совета директоров? В настоящее время, львиная доля производств в арбитражных судах посвящена делам о банкротстве. Сложившаяся судебная практика в этой области права уже не первый год привлекает лиц, контролирующих должника к субсидиарной ответственности. Так, например, в банкротном деле N А40-151921/2015 к субсидиарной ответственности по долгам акционерного общества были привлечены и члены правления банка, и члены совета директоров, так как из материалов дела судом было установлено, что все перечисленные лица оказывали влияние на принятые решения о совершении сделок (Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 14.07.2020 N Ф05-20862/2018 оставлены без изменения ранее вынесенные судебные акты). Если бы поведение членов совета директоров отвечало признакам разумности и добросовестности, последние дали бы заключение, которым бы были оценены риски, и тем самым, могли бы избежать ответственности.

Резонный вопрос, возникающий на этом этапе, влечет ли отсутствие такого заключения последствия недействительности сделки?  В случае принятия общим собранием акционеров решения об одобрении сделки в отсутствие заключения такая сделка не может быть оспорена как совершенная с нарушением порядка получения согласия, однако, это не исключает возможности предъявления к лицам, не исполнившим обязанность подготовить заключение (совет директоров), требования о взыскании убытков, причиненных сделкой в силу ст. 71 Закона. Аналогичный вывод поддерживает сложившаяся судебная практика (п.10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г. N 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»).

Кого же закон наделяет правами для обжалования крупной сделки? В соответствии с Законом таким правом наделены: само акционерное общество, его акционер, участник.

Важно отметить, что бремя доказывания недобросовестности действий лица, входящего в состав органов управления общества, возлагается на истца. Оспорено может быть и принятое решение об одобрении крупной сделки. Так, например, в рамках дела № А40-63126/21-45-415 Истец (акционер) обратился к АО «НТЦ РЭБ» с иском о признании недействительным решения совета директоров об одобрении крупных сделок. Члены Совета директоров при проведении заседания допустили следующие существенные нарушения: приняли решение по неправомочному для них вопросу №1; проигнорировали процедуру голосования по вопросу №1; допустили включение условия к договорам, влекущим существенные риски для общества, а также вероятные имущественные потери его акционеров; не представлены доказательства, подтверждающие цену взаимосвязанных сделок по вопросу №2. Решением Арбитражного суда города Москвы по делу А40-63126/21-45-415 от 16 июля 2021 года исковые требования удовлетворены. Допускаем возможность дальнейшего привлечения членов совета директоров к ответственности в случае причинения ущерба обществу причинённой совершением указанных сделок.

Как правило судами исследуется вопрос вовлеченности тех или иных лиц, принимающих решение о совершении крупной сделки. Так, например, в рамках дела N А40-58059/06 было подано заявление о привлечении к субсидиарной ответственности председателя правления и совета директоров, последние к ответственности привлечены не были. Суд, исследовав доказательства, установил, что сделки были заключены председателем правления (коллегиальным исполнительным органом) единолично, не входило в полномочия совета директоров. Таким образом, к ответственности суд привлек именно то лицо, которое имело реальное влияние на принятое решение.

Еще одним примером может служить Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.06.2013 по делу N А21-5030/2012, в рамках которого ОАО «Система» обратилось с исковым заявлением к членам совета директоров, принявшим решение об одобрении крупной сделки и к единоличному исполнительному органу. Из материалов дела, судом было установлено, что предложение директора о совершении крупной сделки было одобрено членами совета директоров. Принятое решение повлекло невозможность продолжения производственно-хозяйственной деятельности общества по мнению истца, однако причинно-следственная связь наступления негативных последствий и одобрения крупной сделки последним доказана так и не была.

Несмотря на то обстоятельство, что привлечение к ответственности членов совета директоров обладает сложностями доказывания в суде, членам совета директоров следует руководствоваться в своей деятельности действующим законодательством и принципом добросовестности. На основании вышеизложенного, возможно сформулировать несколько рекомендаций для акционерных обществ, способных в том числе обезопасить как членов совета директоров от негативных последствий, так и акционерное общество, к ним относятся:

Во-первых, регламентация порядка принятия решения об одобрении крупных сделок путем внесения соответствующих положений в устав акционерного общества, и (или) принятия положения о совете директоров. Внутренние локальные акты могут подробно определить компетенцию совета директоров, порядок принятие тех или иных решений и тем самым определять статус совета директоров как являющихся или не являющихся контролирующими должника лицами.

Во-вторых, решения советом директоров принимаются коллегиально, потому следует помнить о добросовестности каждого члена совета директоров и о последствиях которые могут грозить при нанесении значительного материального ущерба обществу. Поэтому не следует принимать решения под давлением, при наличии сомнений в целесообразности и т.д., так как в случае не достижения согласия советом директоров, этот вопрос будет решать собрание акционеров.

В-третьих, так как действующее законодательство не содержит форму протокола проведения собрания директоров, рекомендуется вести подробный протокол собрания, выдавать заверенную копию протокола проведения каждому члену совета директоров. Как правило, протоколы совета директоров содержат в себе обязательными подписи председателя совета директоров и секретаря. При этом отсутствие в протоколе подписи секретаря не влечет его недействительности (Например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.11.2012 по делу N А44-3281/2012).

Подробнее