ПОИСК

новости

06 12 / 21

Читайте новую статью Климента Русакомского и Екатерины Остроуховой на тему: "Гражданин банкротится. Когда суд сразу перейдет к реализации имущества" для журнала «Арбитражная практика для юристов».

По общему правилу, первая процедура в деле о банкротстве гражданина — реструктуризация долгов. Вместе с тем должник вправе настаивать на реализации имущества, минуя реструктуризацию долгов. Когда суд согласится с должником, когда согласие должника не потребуется и какие последствия это повлечет для кредиторов — в статье.

Банкротство граждан носит реабилитационный характер. Поэтому по закону первая процедура — реструктуризация долгов. В определенных, установленных Законом о банкротстве случаях,в том числе если у гражданина нет достаточного имущества и доходов, он вправе ходатайствовать о введении реализации имущества, минуя реструктуризацию долгов  (п. 8 ст. 213.6 Закона о банкротстве). Это позволяет избежать затягивания дела и наращивания текущей задолженности. В то же время отказ или возражения должника относительно введения в отношении него реализации имущества как первой процедуры банкротства может быть связан с уклонением должника от погашения требований кредиторов. Рассмотрим условия, при которых суд введет процедуру реализации имущества должника.

Презумпция введения реструктуризации долгов

Закон о банкротстве устанавливает презумпцию введения в отношении гражданина именно процедуры реструктуризации долгов.

При этом правоприменительная практика исходит из того, что действующая презумпция введения в отношении должника процедуры реструктуризации долгов гражданина является не только законодательным положением, но и отражает реабилитационную направленность института банкротства гражданина.

Так, суды отмечают, что обстоятельства действительного имущественного положения должника, отсутствие (наличие) у него денежных средств, необходимых для погашения образовавшейся задолженности, подлежат установлению финансовым управляющим, могут быть достоверно установлены в ходе процедуры реструктуризации долгов[1].

При этом суды также отклоняют доводы о несоответствии гражданина установленным требованиям к утверждению плана реструктуризации долгов гражданина, ссылаясь на то, что невозможность представления плана реструктуризации долгов либо нецелесообразность (невозможность) его утверждения должна быть установлена в ходе процедуры реструктуризации с учетом мнения финансового управляющего, конкурсных кредиторов и должника[2], а само введение именно процедуры реструктуризации долгов в отношении должника позволит стабилизировать его финансовое состояние в степени, позволяющей исполнение периодических платежей в соответствии с условиями обязательств[3].

Основания введения реализации имущества в качестве первой процедуры

Суд имеет право ввести процедуру реализации имущества -гражданина, если тот не соответствует требованиям для утверждения плана реструктуризации долгов и заявил соответствующее ходатайство.

План реструктуризации долгов. Для введения плана реструктуризации долгов необходимо наличие следующих обстоятельств:

— должник имеет источник дохода на дату представления плана реструктуризации долгов;

— должник не имеет неснятой или непогашенной судимости за совершение умышленного преступления в сфере экономики:

— до даты принятия заявления о признании банкротом истек срок, в течение которого гражданин считается подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение, умышленное уничтожение или повреждение имущества либо за фиктивное или преднамеренное банкротство;

— гражданин не признавался банкротом в течение пяти лет, предшествующих представлению плана реструктуризации долгов;

— план реструктуризации долгов в отношении задолженности гражданина не утверждался в течение восьми лет, предшествующих его представлению. (п. 1 ст. 213.13 Закона о банкротстве)

Если должник не соответствует хотя бы одному из этих требований, суд удовлетворит его ходатайство о введении процедуры реализации имущества. Чаще всего граждане просят перейти к реализации имущества при отсутствии источника дохода.

Ходатайство о введении реализации имущества. По общему правилу, подача должником ходатайства является обязательным условием для введения процедуры реализации имущества.

Вместе с тем в исключительных случаях суд может ввести эту процедуру и без согласия должника. (постановления 7ААС от 02.02.2018 по делу № А03-2736/2017, АС Московского округа от 15.04.2019 по делу № А40-154890/2018, АС Уральского округа от 06.11.2020 по делу № А47-12357/2019) При этом суды оценивают добросовестность поведения должника и соблюдение им положений, предусмотренных в п. 17 постановления Пленума ВС от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан». (постановления АС Московского округа от 15.10.2020 по делу № А40-1672/2020, АС Дальневосточного округа от 15.07.2021 по делу № А51-13982/2020).

Даже при наличии у должника доходов, позволяющих погасить задолженность в непродолжительный срок, суд введет процедуру реализации имущества, если должник представил заведомо недостоверные сведения, либо совершает действия, направленные на сокрытие имущества, его незаконную передачу третьим лицам. Суды считают, что такое поведение свидетельствует о намерении должника уклониться от погашения задолженности.

Таким образом, введение процедуры реализации имущества является правом суда, которое тот реализует по ходатайству должника, либо без его согласия при доказанности недобросовестного поведения.

Влияние финансового положения должника на выбор процедуры

Несмотря на социальную направленность института банкротства граждан, он не может использоваться в ущерб кредиторам и должен применяться с учетом баланса интересов всех участников дела.

Вместе с тем выбор первой процедуры во многом предопределен законом и не зависит от финансово-экономического состояния должника.

Так, п. 1 ст. 213.13 Закона о банкротстве предусматривает, что план реструктуризации долгов может быть представлен в отношении задолженности гражданина, имеющего источник дохода на дату представления такого плана. Следовательно, если у должника нет источника доходов, но есть имущество, которое можно реализовать, представление плана реструктуризации долгов формально нарушает п. 1 ст. 213.13 Закона о банкротстве и может стать основанием для отказа суда его утвердить.

Следовательно, план реструктуризации, представленный в отношении должника, не имеющего источника доходов, даже при наличии у должника имущества, которое может быть реализовано, нарушает пункт 1 статьи 213.13 Закона о банкротстве, что является основанием для отказа судом в утверждении вышеуказанного плана с точки зрения сложившейся судебной практики (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 04.07.2019 N Ф05-9354/2019 по делу N А40-2153/2018).

Вышеуказанная судебная практика подтверждает, что у суда не будет оснований утвердить план реструктуризации, это неизбежно повлечет необходимость введения процедуры реализации по результатам рассмотрения плана. Соответственно, даже при очевидной невозможности восстановления платежеспособности гражданина, но в отсутствие его согласия, суд не сможет признать такое лицо банкротом. Это неизбежно увеличивает затраты на осуществление процедуры банкротства и нивелирует значение процедуры реструктуризации долгов.

Кроме того, это нарушает права и интересы кредиторов, которые могли бы рассчитывать на более раннее погашение своих требований за счет реализации имущества должника в случае изначального введения именно процедуры реализации имущества, минуя процедуру реструктуризации долгов.

Представляется необходимым скорректировать такой подход, закрепив возможность ввести процедуру реализации имущества в случае отсутствия у должника дохода, очевидной его недостаточности для целей погашения требований кредиторов и отсутствия оснований предполагать возможное увеличение дохода гражданина в будущем.

Также необходимо более широко применять разъяснения Верховного Суда РФ, позволяющие ввести в отношении должника процедуру реализации имущества без его согласия при недобросовестном поведении гражданина, связанном с его уклонением от погашения кредиторской задолженности (п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 № 45).

Необходимость таких мер объясняется затруднительностью выявления фактов сокрытия должником имущества или его  незаконной передачи третьим лицам на стадии проверки обоснованности заявления о банкротстве, с учетом ограниченного права конкурсных кредиторов на получение таких сведений. На этой стадии для оценки добросовестности гражданина важно учитывать обстоятельства, которые могут быть известны участникам дела. Например, уклонение должника от погашения задолженности, затягивание дела о банкротстве, непредставление суду документов и сведений, предусмотренных Законом о банкротстве. При этом в настоящее время отдельные суды уже оценивают соответствующие действия граждан при решении вопроса о введении той или иной процедуры банкротства (постановления АС Московского округа от 27.09.2017 по делу № А40-34945/2017, от 29.05.2019 по делу № А40-233539/2018).

Таким образом, институт банкротства граждан носит реабилитационный характер. Вместе с тем должник должен претерпеть неблагоприятные последствия признания банкротом, выражающиеся прежде всего в передаче в конкурсную массу максимально возможного имущества и имущественных прав в целях погашения требований кредиторов. Механизм банкротства граждан не может использоваться в ущерб интересам кредиторов.

В связи с этим использование судами дополнительных оснований введения процедуры реализации имущества, минуя процедуру реструктуризации долгов, не нарушает цели института банкротства граждан и обеспечивает соблюдение интересов всех лиц, участвующих в деле.

Подробнее


[1] Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 17.05.2019 N Ф10-1533/2019 по делу
N А54-8038/2018, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 12.03.2019 N Ф10-779/2019 по делу N А64-5642/2018.

[2] Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19.09.2019 N Ф01-4282/2019 по делу
N А43-382/2019, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 26.08.2021 N Ф03-4218/2021 по делу N А51-5873/2020.

[3] Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.04.2019 N Ф04-942/2019 по делу N А70-15371/2018, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15.06.2020 N Ф04-1079/2020 по делу N А27-16654/2019.