ПОИСК

новости

16 04 / 20

Можно ли квалифицировать мировое соглашение как договор купли-продажи? Рассказывает Наталия Колодежная в своем блоге на Закон.ру

Интересны обстоятельства этого дела. Супруги решили через суд разделить имущество и заключили мировое соглашение, по которому жена покупает у мужа его долю в общей собственности на дом, оплачивая ее только за счет маткапитала. Конечно, сособственниками также становились двое детей супругов. Пенсионный фонд отказал в выплате капитала, суды поддержали. Однако ВС сказал, что это тоже договор продажи. Похоже, что найден неплохой способ получить маткапитал.  http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1860142

Бывшие супруги прошли через два судебных процесса – сначала инициировали процесс о признании совместно нажитым в браке и подлежащим разделу общего имущества, в том числе земельного участка с жилым домом и хозяйственными постройками. Как сообщается в судебных актах, в процессе спора мужчина согласился на предложение бывшей жены о выкупе его ½ доли в совместно нажитом недвижимом имуществе за счет средств материнского капитала, и стороны заключили мировое соглашение. Согласно определению суда об утверждении мирового соглашения, с момента его утверждения судом к жене и общим несовершеннолетним детям перешло право общей долевой собственности на долю супруга из расчета по 1/3 доли каждому.

На основании данного определения Росреестром был зарегистрировал переход права собственности и право общей долевой собственности на недвижимость, после чего женщина обратилась в Управление Пенсионного фонда (далее – УПФ) с заявлением о распоряжении средствами материнского капитала, представив вступившие в законную силу судебные акты и сведения о произведенной государственной регистрации перехода права общей долевой собственности на недвижимое имущество. Однако УПФ отказал в использовании средств материнского капитала ввиду непредоставления договора купли-продажи жилого помещения, прошедшего государственную регистрацию.

И тут пришлось ввязываться в новый процесс – по оспариванию отказа УПФ. Супруга подала административный иск, руководствуясь указанием на возможность использования средств материнского капитала на приобретения жилого помещения в результате совершения любой не противоречащей закону сделки (абз. 2 п. 2 Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий). Что примечательно, Ответчик строил свою позицию на тех же Правилах, но ссылался на необходимость представить прошедший государственную регистрацию договор купли-продажи жилого помещения (подпункт "а" пункта 8 Правил) как единственно возможный документ, и утверждал, что утвержденное судом мировое соглашение не может являться договором об отчуждении недвижимого имущества.

Суд первой инстанции согласился с истцом и признал отказ незаконным и необоснованным, обязал УПФ направить средства материнского капитала на оплату спорной доли. Кроме указанных выше Правил суд сослался на общие положения статей 153160164 о сделках, а также на пункт 2 статьи 218 ГК РФ о том, что право собственности на имущество может быть приобретено на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. Таким образом суд первой инстанции фактически расширил толкование отдельного пункта Правил, устранив недостатки юридической техники, допущенные при составлении Правил.

Апелляционный суд с таким подходом не согласился, отменил решение нижестоящего суда и принял по делу новое решение, которым отказал в удовлетворении требований истца. Суд апелляционной инстанции повторил позицию ответчика и пришел к выводу о нарушении истцом установленного порядка подачи заявления о распоряжении средствами материнского капитала ввиду непредоставления договора купли-продажи (пункт 2 статьи 8 Федерального закона от 29.12.2006 № 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей", а также подпункт "а" пункта 8 Правил).

Однако Верховный суд с апелляцией не согласился.

Как указал ВС РФ в своем определении от 4 февраля 2020г. № 18-КГ19-161, отказ Управления Пенсионного фонда Российской Федерации был необоснованным, поскольку средства материнского капитала по заявлению держателя сертификата могут направляться на приобретение (строительство) жилого помещения, осуществляемое гражданами посредством совершения любых не противоречащих закону сделок и участия в обязательствах (включая участие в жилищных, жилищно-строительных и жилищных накопительных кооперативах), путем безналичного перечисления указанных средств организации, осуществляющей отчуждение (строительство) приобретаемого (строящегося) жилого помещения, либо физическому лицу, осуществляющему отчуждение приобретаемого жилого помещения, либо организации, в том числе кредитной, предоставившей по кредитному договору (договору займа) денежные средства на указанные цели (пункт 1 части 1 статьи 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ).

Кроме этого, ВС РФ напомнил, что вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти и иных лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации (пункт 2 статьи 13 ГПК РФ).

Исходя из этого, суд пришел к выводу, что непредставление истцом договора купли-продажи недвижимого имущества не могло стать основанием для отказа, поскольку истец представила вступившее в законную силу определение суда об утверждении мирового соглашения, определение о разъяснении его исполнения и сведения о произведенной на основании указанных судебных актов государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество.

Дополнительно к этому суд разъяснил, что мировое соглашение по своей правовой природе содержит элементы гражданско-правовой сделки, поскольку представляет собой волеизъявление сторон, направленное на изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей. Заключенное сторонами спора мировое соглашение влечет правовые последствия с момента утверждения его судом.

Необходимо добавить, что данный подход к трактовке мирового соглашения не является новым. Высшие суды и ранее высказывали свою позицию о том, что мировое соглашение является сделкой, к которой применяются положения не только процессуального, но и гражданского права о договорах. Примером могут быть не только Постановления Пленума ВАС РФ (см., например, Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, позволившее оспаривать мировые соглашения должника в рамках дела о несостоятельности; Постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28, распространившее на мировые соглашения положения о порядке одобрении крупных сделок и сделок с заинтересованностью; Постановление Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50, указавшее, что в отношении мировых соглашений применяются нормы гражданского права о договорах), но и Постановления Пленума ВС РФ (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27, повторяющее разъяснения, изложенные в Постановлении Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28).

Недавняя практика Верховного Суда по конкретным делам также поддерживает этот подход. (Определение Верховного Суда РФ от 13.02.2020 № 300-ЭС19-26826 по делу № СИП-809/2018, Определение Верховного Суда РФ от 22.04.2019 № 309-ЭС18-23448 по делу № А50-16709/2017).

Учитывая то, что действующим законодательством не предусмотрен запрет совершения между близкими родственниками сделок по купле-продаже жилых помещений с помощью средств материнского (семейного) капитала, данное Определение ВС развивает уже имеющуюся практику по распоряжению средствами материнского капитала (см., например, Обзор судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 22.06.2016).

При новом рассмотрении данного дела апелляционный суд учел доводы Верховного Суда и оставил решение суда первой инстанции без изменения.