ПОИСК

новости

04 07 / 22

«Обстоятельства существенно изменились. Когда это позволит расторгнуть договор?», - расскажут в новой статье для Журнала «Арбитражная практика для юристов» партнер юридической группы «Парадигма» Марат Хасанов и специалист Андрей Цеховской.

В действующем законодательстве общий порядок изменения и расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств закреплен в статье 451 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ). Так, в абз. 2 п. 1 указанной статьи изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Между тем, судебная практика по ряду вопросов неоднородна. Несмотря на ряд конкретизирующих положений в п. 2 ст. 451 ГК РФ, многие понятия в тексте нормы являются оценочными, в связи с чем мнения судов по факту «существенности» условий для изменения и расторжения договора могут меняться в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Однако, даже несмотря на это, в практике сформировался ряд обстоятельств, в соответствии с которыми суды точно не признают обстоятельства для изменения и / или расторжения договора существенными.

Финансовый кризис не может считаться существенным изменением обстоятельств, так как является объективным обстоятельством, в условиях которого оказываются все хозяйствующие субъекты.

Данная позиция выражена ВАС РФ еще в 2001 году, однако, не утратила актуальность и применяется арбитражными судами и по сей день (Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2017 № 05АП-335/2017, 05АП-346/2017 по делу № А51-14014/2016; Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 29.11.2019 № 05АП-7964/2019 по делу № А59-4486/2019, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.02.2020 № Ф07-123/2020 по делу № А56-29744/2019).

Внесение поправок в законодательство в случае, если это не препятствует исполнению договора, не будет признано судом существенным изменением обстоятельств.

Очевидно, нередко «угадать» возможные поправки в закон и их содержание невозможно. При этом, необходимо учитывать принцип свободы договора, закрепленный статьями 421, 422 ГК РФ и раскрытый в постановлении Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах». Заключая договор на конкретных условиях, стороны выражают свое согласие с настоящими условиями, и пусть в дальнейшем законодательство может претерпевать изменения, которые так или иначе могут затрагивать условия договора, это не может являться основанием для одностороннего расторжения\изменения договора в судебном порядке на основании ст. 451 ГК РФ (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.02.2017 № Ф05-434/2017 по делу № А40-238801/15; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.09.2016 № Ф05-11266/2016 по делу № А41-3415/2016; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.07.2016 № Ф05-10080/2016 по делу № А41-54476/14).

Введение внешнеэкономических санкций само по себе не является существенным обстоятельством для изменения или расторжения договора.

Несмотря на то, что влияние политики на экономику, порой, может быть существенным, особенно при заключении договоров с условиями об оплате в иностранной валюте, при всей внезапности принятия тех или иных политических решений – их вполне возможно если не предугадать, то предусмотреть как вероятные. Верховный суд в определении от 23.05.2017 № 301-ЭС16-18586 по делу № А39-5782/2015 справедливо исходил из того, что при ведении предпринимательской деятельности её субъекты должны учитывать все возможные риски, в том числе экономические.

Резкое ухудшение финансового состояния одной из сторон договора, в том числе признание её банкротом, так же не будет учитываться судом в качестве существенного изменения обстоятельств.

Вполне рациональный вывод исходя из толкования одного из условий п. 2 ст. 451 ГК РФ, где указано, что сторона имеет право на одностороннее расторжение/изменение договора в случае наступления события, преодолеть которое после его возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота, невозможно. Предугадать возможный риск резкого ухудшения финансового состояния вплоть до банкротства вполне реально – даже если нет никаких веских к тому оснований, закон не запрещает указать в договоре данное условие для расторжения, пусть возможность его наступления будет чисто гипотетической - об этом ранее упоминал ВАС[1].

Банкротство одной из сторон, при этом, так же, по мнению судов, не может являться существенным обстоятельством для изменения и расторжения договора по аналогичным основаниям – предположить его даже чисто гипотетическую вероятность возможно, а потому и ссылаться на факт его «неожиданного» наступления в порядке ст. 451 ГК РФ нельзя (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.08.2020 № Ф05-11115/2020 по делу № А40-139648/2019; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.01.2019 № Ф05-22654/2018 по делу № А41-34193/18; Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 28.10.2019 № Ф07-13100/2019 по делу № А56-51762/2018).

Помимо вышеуказанных, есть и более тривиальные причины, по которым суды с высокой долей вероятности откажут в требованиях об изменении\расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств:

     инфляционные процессы (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.04.2010 № 1074/10 по делу № А40-90259/08-28-767);

     нарушение сроков выполнения работ по договору (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28.08.2015 № Ф06-27110/2015 по делу № А65-24606/2014);

     изменение курса иностранной валюты (Определение Конституционного Суда РФ от 26.05.2016 № 1019-О; Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2017) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.02.2017);

Вместе с тем, существует и ряд обстоятельств, на практике признаваемых судами существенными для изменения\расторжения договора. Среди таких стоит отметить следующие.

Сокращение бюджетного финансирования государственного органа - стороны договора.

Выше указывалось, что ухудшение финансового состояния одной из стороны договора не может являться существенным обстоятельством для изменения/расторжения договора в порядке ст. 451 ГК РФ ввиду того, что подобные обстоятельства при должной осмотрительности возможно предусмотреть в договоре. При этом, Арбитражный суд Московского округа[2] указал, что вероятность упразднения территориального отдела государственного органа не относится к предпринимательским рискам, а потому расценивается как существенное обстоятельство, которое сторона не в силах была предугадать и справиться с последствиями его наступления.

При этом, если аналогичная ситуация возникнет в результате сокращения бюджетного финансирования государственного учреждения, исходя из содержания постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14.06.2017 № Ф04-1635/2017 по делу № А46-14326/2016, то это уже не будет являться существенным обстоятельством для изменения\расторжения договора.

В случае, если предметом договора является земельный участок, изменение его правового режима будет сочтено судом как существенное изменение обстоятельств, если это препятствует использованию такого участка по указанному в договоре назначению.

Так, в постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30.11.2016 № Ф04-5661/2016 по делу № А46-3991/2016 указано, что согласование вида разрешенного использования земельного участка должно осуществляться по воле обеих сторон договора аренды земельного участка, поскольку изменение вида разрешенного использования арендуемого земельного участка влечет изменение условий об объекте договора аренды. Иное толкование положений статьи 85 ЗК РФ противоречило бы фундаментальным положениям гражданского законодательства о правах собственника и необоснованно ограничивало бы его права. Аналогичная позиция выражена и в Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.03.2016 № Ф01-613/2016 по делу № А79-4088/2015, где суд отметил, что пусть земельный участок остался прежним, но его характеристики изменились, что повлекло невозможность его использования.

В случае, если на арендуемом земельном участке ранее располагался объект недвижимости, который впоследствии неправомерно снесли третьи лица, арендатор будет вправе требовать расторжения договора аренды в связи с существенным изменением обстоятельств.

Так, при рассмотрении одного из дел суд посчитал, что раз изначально договор аренды заключался с целью эксплуатации расположенного на нем объекта недвижимости, то после сноса такого объекта третьими лицами использование участка в соответствии с его целевым назначением становится невозможным для арендатора. (см. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.03.2018 № Ф05-1142/2018 по делу № А40-35769/2017).

Аналогичная позиция изложена и в Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.11.2019 № Ф04-5206/2019 по делу № А67-7124/2018, где суд указал, что договор аренды земельного участка изначально заключался ввиду необходимости его использования под зданием, но так как впоследствии оно было снесено – у арендатора отпали основания для пользования участком.

В случае, если со стороны заказчика будет утрачен интерес к исполнению спорного договора ввиду невозможности использования результата работ по причине издания правового акта управления – суд может счесть это существенным изменением обстоятельств.

По условиям договора подрядчик принял на себя обязательство по ремонту с модернизацией и продлением срока службы грузовых вагонов. Однако спустя месяц после заключения договора Минтранс издал приказ, в соответствии с которым в РФ запрещается эксплуатация вагонов на железнодорожных путях общего пользования, срок службы которых будет продлеваться после указанного периода. Заказчик потребовал расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств и суд посчитал данное требование обоснованным, так как использование результата работ для заказчика стало невозможным по независящим от него обстоятельствам (см. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 31.01.2018 № Ф05-19362/2017 по делу № А40-60545/2017; схожая позиция указана в Постановлении Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.12.2018 № 11АП-18589/2018 по делу № А55-17742/2018, Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.07.2019 № Ф07-7215/2019 по делу
№ А13-11631/2018).

В случае, если после заключения договора выяснится, что изначально оговоренный в нем перечень работ не представляется возможным исполнить надлежащим образом и в полном объеме – это будет считаться существенным изменением обстоятельств.

Согласно условиям заключенного контракта, подрядчик обязался изготовить проектную документацию на капитальный ремонт многоквартирного дома, однако в ходе выполнения работ выяснилось, что дом является аварийным и подлежит не капитальному ремонту, а реконструкции. Суды пришли к выводу, что работы по реконструкции и капитальному ремонту отличаются друг от друга по содержанию и, соответственно, имеют различное правовое регулирование, при этом «заменить» одну процедуру другой невозможно. Таким образом, исполнить заключенный контракт надлежащим образом и в полном объеме не представляется возможным (см. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.07.2017 № Ф07-6648/2017 по делу № А56-10586/2016).

Эпидемиологическая обстановка, введение режима самоизоляции или ограничительных мер могут быть признаны существенными обстоятельствами, если подобные условия не предусмотрены договором и не вытекают из его существа.

Президиум Верховного суда указчал[3], то подобные условия могут быть сочтены существенными обстоятельствами для изменения\расторжения договора, при условии, если при их предвидении договор не был бы заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. 

Однако, необходимо учитывать всю специфику ограничительных мер, которые вводились с целью не допустить распространение новой коронавирусной инфекции. Суды обращают внимание на непосредственную связь между введением соответствующих мер и тем влиянием, которое они оказали на сторону договора, желающую его изменить или расторгнуть. Так, суд отказал в требовании об изменении договора аренды в части неначисления арендной платы за период приостановки коммерческой деятельности арендатора, мотивируя это тем, что несмотря на введенные коронавирусные ограничения, торговый центр не закрылся полностью, товар арендатор из магазина не увез и продолжил использовать складские помещения, осуществляя торговлю через интернет-магазин (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24.01.2022 № Ф04-7753/2021 по делу № А45-32384/2020).

С другой стороны, суды указывают, что распространение новой коронавирусной инфекции отвечает признакам непредотвратимости, внешности, относительности, чрезвычайности, и, в отсутствие доказательств осведомленности сторон договора о продлении срока действия ограничительных мер на период исполнения договора в момент его заключения, это будет считаться обстоятельством непреодолимой силы и будет являться основанием для изменения / расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств (см., например, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21.10.2021 № Ф04-6024/2021 по делу № А67-8987/2020).

С учетом проанализированной судебной практики, в предмет доказывания по делам об изменении или расторжении договора в порядке ст. 451 ГК РФ входят следующие обстоятельства:

     Заинтересованная сторона не могла разумно предвидеть наступление существенных обстоятельств, а потому и не предполагала их наступления.

     Возникшие причины изменения при должной степени заботливости и осмотрительности преодолеть невозможно.

     Если заинтересованная сторона продолжит исполнять договор для нее наступят такие негативные последствия, при которых она в значительной степени лишится того, на что могла рассчитывать при заключении договора.

     Заинтересованная сторона не несет риск изменения обязательств как на основании договора, так и в соответствии с обычаями делового оборота.

В случае, если заинтересованная сторона желает не расторгнуть договор, а изменить его, необходимо учитывать, что это возможно только в исключительных случаях. Для достижения этой цели придется доказать наличие одного из двух закрепленных в законе условий: расторжение договора противоречит общественным интересам или же оно повлечет столь значительный ущерб для сторон, что превысит затраты на исполнение такого договора на назначенных судом условиях.

Расторжение договора в порядке ст. 451 ГК РФ повлечет за собой соответствующие последствия по общим правилам в соответствии с требованиями одной из сторон. При этом, стоит учитывать, что на суд возложена обязанность справедливо распределить между сторонами те расходы, которые они понесли, исполняя договор (п. 3 ст. 451 ГК РФ). Например, в постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.07.2017 № Ф01-1717/2017 по делу № А29-630/2016 указано, что по смыслу п. 3 ст. 451, ст. 423, п. 4 ст. 453 ГК РФ справедливое возмещение исполнителю понесенных расходов заключается в возмещении ему стоимости фактически выполненных работ и понесенных в связи с этим затрат в полном объеме. Справедливое возмещение заказчику понесенных расходов заключается в возврате ему суммы неотработанного аванса, то есть денежных средств, перечисленных заказчиком исполнителю, встречного эквивалентного предоставления которым в виде результата выполненных работ не представлено.

Таким образом, несмотря на то, что формулировки ст. 451 ГК РФ допускают весьма свободное толкование понятия «существенное изменение обстоятельств», сформировавшаяся судебная практика по большинству наиболее значимых и часто встречающихся вопросов позволяет конкретизировать предмет доказывания по данной категории дел и, в каком-то смысле, «сужает» рамки, позволяя более точно отличать существенные обстоятельства от несущественных. Между тем, исходя из анализа судебной практики, можно сделать вывод, что одним из самых надежных способов признать изменение обстоятельств для изменения / расторжения договора существенным – предварительно обозначить, какие изменения стороны сами признают «существенными» в договоре.

Подробнее


[1] Постановление Президиума ВАС РФ от 30.11.2010 № 9600/10 по делу № А17-1960/2009

[2] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.01.2016 № Ф05-19210/2015 по делу № А41-35134/2015

[3] «Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21.04.2020)