ПОИСК

новости

20 03 / 20

Оттепель в формальном подходе налоговых органов к выполнению налоговых обязанностей налогоплательщиками? Новый блог Валерии Селивановой для портала Закон.ру

Определением от 28.02.2020 года по делу № А47-7120/2018 Экономическая коллегия Верховного суда РФ отменила судебные акты нижестоящих судов и вернула дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В Определении Верховный суд напомнил налоговым органам о необходимости соблюдения ими «принципа добросовестности налогового администрирования, подразумевающего всестороннюю и объективную проверку обстоятельств, влияющих на вывод о наличии недоимки».

Казалось бы, юристы уже смирились с установившимся трендом на «формализм» налоговых органов при проведении налоговых проверок и привлечении налогоплательщиков к ответственности. Неправомерный или несвоевременный учет расходов неминуемо влечет доначисления и налоговую ответственность в размере 20, а то и 40 процентов.

Однако в данном деле Верховный суд РФ повернулся лицом к налогоплательщику, указав что это налоговый орган в первую очередь должен был действовать добросовестно.

Так, в отношении ИП Воробьев В.А., являющегося главой крестьянско-фермерского хозяйства, была проведена выездная налоговая проверка за период с 2014 по 2016 год. По ее итогам налоговый орган установил, что при исчислении налога по ЕСХН ИП Воробьев В.А. неправомерно учел затраты на приобретение объектов основных средств не в налоговом периоде их приобретения (2008 – 2013 гг.), а в 2014-2015 годах - в качестве расходов на возврат основного долга по кредитам, из средств которых предприниматель и приобрел такие объекты. В связи с этим налогоплательщику была доначислена вся сумма расходов по объектам основных средств, а также штраф в размере 20% от суммы доначислений.

Не желая «терять» расходы на приобретение объектов ОС, ИП Воробьев В.А. представил в инспекцию уточненные налоговые декларации за 2008-2013 годы, в которых пересчитал свои налоговые обязательства. Сообразно выводам налогового органа, он учел затраты в налоговом периоде приобретения объектов ОС и исключил их из деклараций по более поздним периодам. Таким образом, в 2013 г. у предпринимателя образовался убыток.

Руководствуясь пунктом 5 статьи 346.6 НК РФ, налогоплательщик в своих возражениях на акт налоговой проверки просил инспекцию учесть убыток прошлых лет в проверяемом налоговых периодах и уменьшить недоимку по ЕСХН.

Однако налоговый орган оставил без внимания доводы налогоплательщика и все-таки вынес решение о доначислении.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали выводы налогового органа, отметив, что уточненные налоговые декларации были представлены налогоплательщиком уже после истечения срока их подачи и уплаты налога, а также после окончания выездной налоговой проверки, в результате которой были выявлены ошибки. По мнению судов, ИП Воробьев В.А. не лишен возможности отдельно обратиться с требованием о проведении зачета излишне уплаченного налога.

Помимо этого, суды указали на отсутствие оснований для освобождения налогоплательщика от ответственности ввиду подачи им уточненных деклараций, так как их подача по сути означает признание им выводов налогового органа и своей вины в совершенном правонарушении.

Сложно сказать, почему в данной ситуации предприниматель принял решение действовать именно таким образом. Действительно ли это было из-за того, что изначально при составлении налоговой отчетности он запутался или не понял, как правильно учитывая расходы в данной ситуации, или знал о допущенном нарушении и решил уже по итогам налоговой проверки внести изменения, не желая терять расходы на приобретение объектов ОС.

Вместе с тем, Экономическая коллегия Верховного суда встала на сторону предпринимателя и признала выводы нижестоящих судов неправомерными, а дело – подлежащим направлению на новое рассмотрение.

Верховный суд указал на обязанность налогового органа провести всестороннюю и объективную проверку обстоятельств, влияющих на вывод о наличии недоимки, не ограничиваясь содержанием налоговой декларации, установить действительный размер налоговой обязанности, в том числе при разумном содействии налогоплательщика – с учетом сведений и документов, представленных им с возражениями на акт налоговой проверки и в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки.

Иное, по мнению Верховного суда, не отвечало бы вытекающему из пункта 2 статьи 22 НК РФ принципу добросовестности налогового администрирования, не допускающему создание формальных условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону, и отказа в осуществлении прав налогоплательщиков только по формальным основаниям, не связанным с существом реализуемого права, по мотивам, обусловленным лишь удобством налогового администрирования.

Ввиду изложенного, на налоговом органе и суде лежала обязанность оценить заявленные налогоплательщиком доводы о переносе убытков прошлых лет. Ведь само по себе приобретение объектов основных средств до 2014 года не исключало необходимости учета фактически понесенных налогоплательщиком расходов в той мере, в какой они имеют отношение к налоговым периодам, охваченным выездной налоговой проверкой с учетом права плательщика ЕСХН на перенос убытков прошлых лет (пункт 5 статьи 346.6 НК РФ).

Более того, не остались без внимания и доводы налогоплательщика о наличии оснований для освобождения его от ответственности.

Так, Верховный суд обратил внимание на необходимость в каждом конкретном случае обеспечивать адекватность применяемого государственного принуждения, учитывая все обстоятельства, имеющие существенное значение для индивидуализации ответственности и наказания за совершенное правонарушение. В особенности с учетом того, что Налоговым кодексом предусмотрен открытый перечень смягчающих обстоятельств. Верховный суд указал, что при новом рассмотрении дела должна быть дана оценка наличию обстоятельств, смягчающих вину налогоплательщика.

Судом было справедливо отмечено, что в случаях, когда допущенное нарушение сводится лишь к неправильному определению периода учета расходов и возникновение недоимки в охваченных проверкой периодах сопровождается эквивалентной переплатой налога в иных налоговых периодах, это обстоятельство может свидетельствовать об отсутствии существенного вреда для общественных отношений, выступающих объектом правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 122 НК РФ, и, следовательно, может расцениваться как смягчающее ответственность.

Надеюсь, что при новом рассмотрении дела суд первой инстанции освободит налогоплательщика от налоговой ответственности, приняв во внимание недопустимость формального подхода при рассмотрении налоговых правонарушений. 

Но в любом случае, доводы Верховного суда в Определении имеют безусловно важное значение для налоговой практики, так как призваны «напомнить» налоговым органам о недопустимости формального подхода при выявлении налоговых правонарушений.

Ведь если действия налогоплательщика, формально не соответствующие НК РФ, не повлекли за собой урона общественным отношениям, неуплату налога в бюджет и получение налогоплательщиком экономической выгоды, утрачивается всякий смысл привлечения его к налоговой ответственности, как минимум, в столь значительном размере.

Рассматриваемое дело еще раз доказывает, что с необоснованными доводами налогового органа можно и нужно спорить, хотя и иногда уже на уровне Верховного суда.