ПОИСК

новости

18 12 / 19

Практика мирового соглашения в корпоративных конфликтах – статья Марата Хасанова и Андрея Ефимова для журнала «Акционерное общество»

В свете последних изменений законодательства в статье обобщена существующая на данный момент судебная практика по вопросу о примирении в корпоративных спорах и вопросах, которые могут возникнуть, когда такое примирение осуществляется в судебном порядке. Как выглядит судебное примирение в корпоративных конфликтах? С какими проблемами могут столкнуться его участники и как их решить?

В июле-октябре 2019 года тема примирения сторон стала одной из главных тем, обсуждаемых в юридическом сообществе. Поводом к этому стала не только общая актуальность и проблемность темы, но и активные действия законодателя и правоприменителя в этой сфере.

Так, 26 июля 2019 г. был принят Федеральный закон № 197-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который установил ряд процессуальных правил, позволяющих достигнуть примирения сторон, ввел порядок и сроки примирительной процедуры, урегулировал процедуру судебного примирения (в частности ввел открытый перечень результатов примирения участников дела), а также установил правила распределения расходов по госпошлине при достижении примирения.

Особенно выделяется в данном федеральном законе процедура судебного примирения - это новый способ судебного урегулирования спора, который проводится в виде переговоров и применяется в трех видах судопроизводства: арбитражном, гражданском и административном. Данная процедура нужна для того, чтобы спор разрешался при помощи особого посредника – судебного примирителя, которым может стать только судья в отставке. Список таких судей в отставке утвердит Пленум Верховного суда РФ.

В развитие данного закона 22 октября 2019 г. Пленум Верховного суда РФ обсуждал Проект постановления «Об утверждении Регламента проведения судебного примирения» (на момент написания настоящего материала не утвержден в финальной редакции), в котором предполагается урегулировать основания для проведения судебного примирения, установить правила выбора судебного примирителя, место проведения процедуры, стадии примирения.

В рамках корпоративных споров примирение сторон регулируется специальной нормой статьи 225.5 АПК РФ «Примирение сторон корпоративных споров», которой установлено, что корпоративные споры могут быть урегулированы сторонами по правилам, установленным Главой 15 АПК РФ, путем заключения мирового соглашения или использования других примирительных процедур, в том числе при содействии посредника, если иное не установлено федеральным законом. При этом в части 2 данной статьи установлено правило о том, что арбитражный суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком, не утверждает мировое соглашение сторон в случаях, если это противоречит закону либо нарушает права и (или) законные интересы других лиц, в том числе юридического лица, указанного в статье 225.1 АПК РФ.

Статья 225.5 АПК РФ во множестве судебных актов раскрывается телеологически. Так, в ряде дел суды говорят, что в данной статье определены пределы судебного контроля и баланс между диспозитивностью и императивностью в арбитражном процессе (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10 марта 2016 г. № Ф04-542/2016 по делу № А46-14946/2014, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22 февраля 2017 г. № Ф05-22147/2016 по делу № А40-67456/2016.

Так, в Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10 марта 2016 г. № Ф04-542/2016 по делу № А46-14946/2014 указано следующее:

«Таким образом, процессуальным законодательством определены пределы контроля суда при распоряжении истцом своими процессуальными правами, в том числе на отказ от иска, тем самым обеспечены разумный баланс между диспозитивностью и императивностью в арбитражном процессе, соблюдение законности, защита прав и законных интересов иных лиц».

Толкуя данную правовую норму телеологически, суды применяют ее по аналогии к другим процессуальным институтам.

Так, в ряде судебных дел суды не принимали отказ от кассационной жалобы со ссылкой на ст. 225.5 АПК РФ (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 июня 2019 г. № Ф05-7838/2019 по делу № А41-65818/16, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 7 февраля 2019 г. № Ф05-1059/2019 по делу № А40-107615/2018, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22 ноября 2018 г. № Ф05-3967/2016 по делу № А40-180017/2015, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 2 октября 2018 г. № Ф05-16062/2018 по делу № А41-35850/17, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 19 августа 2016 г. № Ф06-10185/2016 по делу № А57-12118/2015).

Например, Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 2 октября 2018 г. № Ф05-16062/2018 по делу № А41-35850/17 суд признал достаточным для непринятия отказа от кассационной жалобы сам факт наличия корпоративного конфликта:

«Частью 2 ст. 225.5 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что арбитражный суд не принимает отказ от иска, признание иска ответчиком, не утверждает мировое соглашение сторон в случаях, если это противоречит закону либо нарушает права и (или) законные интересы других лиц, в том числе юридического лица, указанного в ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Учитывая наличие в обществе корпоративного конфликта, суд кассационной инстанции не принимает отказ от кассационной жалобы».

В другом деле (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 9 марта 2016 г. № Ф05-1309/2016 по делу № А40-159912/2014) суд не принял отказ от кассационной жалобы на том основании, что в обществе есть неразрешенный конфликт относительно единоличного исполнительного органа:

«В условиях неразрешенного конфликта в обществе относительно единоличного исполнительного органа юридического лица, участвующего в деле, заявление об отказе от кассационной жалобы противоречит требованиям Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и не может быть удовлетворено».

Примечательно, что в большинстве корпоративных споров, утверждая мировое соглашение, суды придерживаются сдержанного подхода и считают, что активное вмешательство в формирование сторонами условий мирового соглашения и их юридическая оценка не требуются. Подход о том, что к вопросу о формировании условий мирового соглашения применяются правила о свободе договора, был закреплен в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 июля 2014 г. № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе».

Поэтому в Определении ВАС РФ от 6 мая 2014 г. № ВАС-4814/14 по делу № А76-4772/201 и в других судебных актах Высшего Арбитражного Суда РФ была отражена позиция, согласно которой суд ограничивается проверкой полномочий подписантов, наличия воли сторон на прекращение судебного процесса, отсутствия противоречий закону и правам третьих лиц.

Данная позиция успешно воспроизводится судами. Так, в Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30 ноября 2018 г. № Ф01-5843/2018 по делу № А17-2862/2016 был отражен следующий вывод:

«В рассмотренном случае суд первой инстанции, установив, что ходатайство об отказе от иска подписано полномочным представителем истца, не противоречит закону и не нарушает прав других лиц, правомерно принял отказ от иска и прекратил производство по делу.

При этом суд первой инстанции исследовав вопрос о наличии нарушения прав кредиторов ООО «ИТБ-СМОЛ» отказом от иска, обоснованно пришел к выводу, что интересы кредиторов должны защищаться в рамках дела о банкротстве ООО «ИТБ-СМОЛ» путем оспаривания сделок по основаниям, которые специально предусмотрены действующим законодательством».

Аналогичный вывод закреплен в ряде других судебных актов (напр., Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10 марта 2016 г. № Ф04-542/2016 по делу № А46-14946/2014, Постановление ФАС Уральского округа от 31 января 2014 г. № Ф09-14066/13 по делу № А76-4772/2013).

Полномочия представителя стороны. В ряде дел отмечается, что наличие неразрешенного конфликта в обществе относительно единоличного исполнительного органа юридического лица, участвующего в деле, является основанием для отказа в утверждении мирового соглашения или отказа от иска (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 22 августа 2017 г. № Ф06-23447/2017 по делу № А65-25241/2016, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14 июня 2018 г. № Ф04-544/2018 по делу № А46-14755/2017).

Например, если истец является директором ответчика и признает иск, то суд отнесется к этому с большим подозрением. Так, в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 апреля 2017 г. № Ф07-2021/2017 по делу № № А56-34047/2016 указано следующее:

«В данном случае апелляционный суд сделал правильный вывод о том, что суд первой инстанции, принимая признание иска Фирмой, не исследовал вопрос о возможности нарушения прав Матвеевой Т.В., являвшейся ранее генеральным директором Фирмы.

Выводы суд апелляционной инстанции соответствуют положениям части 2 статьи 225.5 АПК РФ с учетом корпоративного характера рассматриваемого спора и принимая во внимание то обстоятельство, что исковое заявление и заявление о признании иска подписано одним лицом - Борисовым В.Ю., который является руководителем Компании, выступающей в настоящем деле одновременно ответчиком и единоличным исполнительным органом истца».

В другом деле истец в ходе процесса стал директором ответчика и признал иск в ходе кассационного производства. Тот же самый суд округа в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 апреля 2017 г. № Ф07-2021/2017 по делу № А56-34047/2016 не принял признание иска и указал следующее:

«В настоящем случае суд кассационной инстанции, приняв во внимание, что спор носит корпоративный характер, что исковое заявление и заявление о признании иска подписано одним лицом - Двуреченским С.А., что сведения о последнем как о руководителе Общества внесены в ЕГРЮЛ 10.03.2017, а ранее - при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций - Общество возражало против удовлетворения исковых требований, не принимает заявленное на стадии кассационного производства признание ответчиком иска».

Воля на прекращение судебного процесса. Воля стороны на прекращение корпоративного конфликта должна быть выражена именно при примирении. Ссылка на ее отсутствие после того, как мировое соглашение или отказ от иска были утверждены судом, не может быть основанием для отмены судебного акта об их утверждении (Постановление ФАС Московского округа от 4 июля 2014 г. № Ф05-5783/2014 по делу № А40-163755/13).

Отсутствие противоречий закону. Согласно ч. 3 ст. 139 АПК РФ, мировое соглашение не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону.

Данное законодательное требование применимо и в корпоративных спорах, при этом основанием для отказа в утверждении мирового соглашения, отказа от иска или признания иска может быть не только нарушение корпоративного законодательства.

Так, в рамках одного из корпоративных споров суд не утвердил мировое соглашение из-за того, что оно противоречило действующему законодательству, регулирующему вопросы заключения договоров аренды земельных участков (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 июня 2019 г. № Ф05-7838/2019 по делу № А41-65818/16).

Отсутствие злоупотреблений при заключении мирового соглашения. Часто стороны корпоративного спора стараются воспользоваться ситуацией и утвердить мировое соглашение, преследуя противоправные цели. Спектр таких целей является довольно разнообразным.

Так, типичной ситуацией являются случаи, когда стороны включают в мировые соглашения по корпоративным спорам, условия, которые либо выходят за предмет спора, либо содержат признание сторонами фактов для последующего их использования в рамках других дел.

Так, например, в одном из дел об оспаривании протокола заседания совета директоров стороны старались утвердить мировое соглашение, согласно которому в несколько раз уменьшалась балансовая стоимость здания, признавалась законным одна из сделок, совершенная ранее ликвидированным юридическим лицом.

Суды трех инстанций выявили данные злоупотребления и отказались утверждать мировое соглашение на предложенных условиях. В Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 17 марта 2014 г. № Ф03-870/2014 по делу № А73-14654/2012 суд кассационной инстанции указал следующее:

«При этом стороны согласились считать правомерным установление протоколом заседания Совета директоров от 06.11.2012 увеличение балансовой стоимости соответствующего здания на 7 120 000 руб. вместо ранее утвержденного увеличения на 36 747 005,58 руб. Соответствующее условие изложено в пункте 1 мирового соглашения. Кроме того, в пункте 2 мирового соглашения стороны указали на признание законным зачета между обществом и ООО "Бизнес-Контакт" по неотделимым улучшениям по договору аренды на вышеуказанную сумму и встречным требованиям общества, учтенным в качестве текущих платежей в деле о банкротстве ООО "Бизнес-Контакт" в общей сумме 9 813 943,89 руб.

Исследовав условия мирового соглашения, с учетом заявленных по настоящему корпоративному спору требований, арбитражные суды пришли к обоснованному выводу о том, что стороны вышли за пределы рассматриваемого в рамках настоящего дела корпоративного спора относительно законности решения Совета директоров общества. При этом установлено, что ООО "Бизнес-Контакт" 23.09.2010 исключено из Единого государственного реестра юридических лиц. Условия о взаимозачете с ликвидированным юридическим лицом не относятся к предмету настоящего спора и не могут быть включены в качестве условий мирового соглашения между обществом и его акционером.

Кроме того, отказывая в утверждении мирового соглашения на предложенных сторонами условиях, суды правомерно исходили из того, что условия мирового соглашения, в том числе в части обязательственных взаимоотношений общества, нарушают как права акционеров общества, так и права третьего лица по настоящему делу Галанского А.Н., имеющего самостоятельные притязания к обществу, касающиеся стоимости произведенных улучшений имущества общества. При этом суды обоснованно указали на то, что утверждение мирового соглашения влечет невозможность для участвующих в деле лиц реализации предоставленных им процессуальных прав в рамках настоящего спора».

Следует отметить, что в целом судебная практика по примирению в корпоративных спорах соответствует общим правилам, применимым в других категориях споров, рассматриваемых арбитражными судам. Однако если стороны корпоративного спора планируют утверждение мирового соглашение, отказ от иска или его признание, то следует учитывать ряд моментов и подходов, сложившихся в судебной практике.

 Читать подробнее ЗДЕСЬ.