ПОИСК

новости

01 12 / 21

Читайте новую статью Партнера Юридической группы "Парадигма" Марата Хасанова и специалиста Юрия Ильина для Журнала "Акционерное общество" на тему: "Правоспособность иностранной компании: взгляд с точки зрения российского международного частного права"

Как известно, компании, учрежденные на территории иностранных государств, пользуются национальным режимом, т.е. обладают такими же гражданскими правами и обязанностями, как и российские компании.

Однако, несмотря на национальный режим, участие иностранных компаний в гражданско-правовых отношениях накладывает специфику на эти отношения, связанные не только с обязательственной или иной сущностью самих отношений, но и в виду статуса иностранных компаний.

Так, применительно к статусу иностранной компании, в первую очередь, необходимо отметить ст. 1202 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), определяющую личный закон любой иностранной организации. Данная норма устанавливает, что правоспособность иностранной компании определяется по личному закону места учреждения такой компании. Так, например, если компания учреждена (создана) на территории Республики Кипр, то, принятие внутренних решений в такой компании, с точки зрения российского международного частного права, должно быть подчинено соответствующему корпоративному законодательству Республики Кипр.

Однако догма об определении правоспособности иностранной организации зачастую не даёт всех ответов на вопросы, касающиеся специфики участия иностранной организации в гражданско-правовых отношениях на территории Российской Федерации.

         1. Общие вопросы, связанные с установлением статуса иностранной организации (объединения).

Установить статус, т.е. место ее учреждения, организационно-правовую форму и др., иностранной организации представляется возможным двумя способами:

   - Непосредственное получение документов иностранной организации о её статусе: это может быть выписка из реестра юридических лиц иностранного государства места учреждения организации, различного рода сертификаты, протоколы и др., которые бы официально фиксировали факт существования компании;

   - Самостоятельная проверка статуса иностранной организации посредством получения информации из реестра компаний иностранного государства места учреждения организации.

Применительно к первому способу установления статуса организации следует сразу отметить, что к документам, которые бы могли подтвердить статус иностранной компании, как учрежденного юридического лица, могут быть выданы только гос. органом иностранного государства.

Однако такие документы, несмотря на факт того, что они выданы органом публичной власти иностранного государства, не могут быть признаны на территории Российской Федерации без дополнительного юридического факта. Эти фактом является апостилирование таких документов или иная процедура легализации официальных документов иностранного государства.

Основными процедурами (способами) легализации иностранных документов на территории Российской Федерации являются: 1) проставление апостиля, как факт, подтверждающий соответствие иностранного документа законодательству государства его выдачи[1]; 2) консульская легализация на территории Российской Федерации в соответствии со ст. 27 Федерального закона от 05.07.2010 № 154-ФЗ «Консульский устав Российской Федерации», которая должна применяться в отношении документов государств, которые являются участниками Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов (г. Гаага 05.10.1961).

Установить статус иностранной организации посредством ознакомления с соответствующим реестром юридических лиц иностранного государства намного проще, чем получить необходимый комплект документов, требующий надлежащей легализации на территории Российской Федерации.

Так, например, Федеральная налоговая служба Российской Федерации (далее – ФНС) даже сформировала «реестр» информационных источников, указывающих на соответствующие «реестры» иностранных юридических лиц: https://www.nalog.gov.ru/rn77/about_fts/inttax/oppintevasion/obdig/[2]. Более того, отмечаем, что в случае, если информация об иностранном юридическом лице содержится в одном из реестров юридических лиц, представленных в названном информационном источнике ФНС, налоговый орган не обязан предпринимать дополнительных мер по установлению статуса такого иностранного юридического лица.

Иными словами, ФНС официально заявила, что для подтверждения существования иностранного юридического лица в некоторых случаях достаточно лишь записи о нем в реестре юридических лиц соответствующего иностранного государства.

Однако в некоторых случаях ФНС, несмотря на нахождение информации о юридическом лице в официальном реестре юридических лиц иностранных государств и в перечне верифицированных ФНС торговых реестров, правомочно потребовать предоставления официальных документов, подтверждающих статус иностранной организации, согласно ч. 1 ст. 312 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ). Причем такие документы должны быть непременно выданы уполномоченным органом в соответствии с международным договором по вопросам налогообложения. Так, например, в практике встречаются следующие позиции судов:

«…представленные по требованию инспекции документы о регистрации компаний, выданные в Англии и Уэльсе и датированные 2014 и 2015 годами, выданы некомпетентным органом в целях налогообложения и не соответствуют требованиям пункта 1 статьи 312 Налогового кодекса».

Определение Верховного Суда РФ от 27.09.2019 № 308-ЭС19-16981 по делу № А32-155/2018.

Изложенное означает, что информация, содержащаяся в официальном публичном реестре юридических лиц иностранного государства, не во всех случаях может подтверждать статус соответствующего иностранного юридического лица.

Подобный подход, в некоторой степени купирующий возможность установления статуса иностранной организации посредством получения информации из официального реестра юридических лиц иностранного государства, обусловлен прежде всего: а) многообразием организационно-правовых форм юридических лиц и иных объединений, не свойственных по своей природе российскому правопорядку, а потому создающих обширный перечень неопределенностей в отношении вопросов, имеющих принципиальной значение при взаимодействии с иностранным юридическим лицом[3]; б) отсутствие во многих торговых реестрах иностранных государств какой-либо значимой информации о юридических лицах. Как правило, все ограничивается регистрационным номером, информацией о номинальном директоре и организационно-правовой форме компании.

В свою очередь получение официального документа о статусе юридического лица даёт о нём существенно больше информации и, кроме того, предполагает на порядок больший уровень её надёжности.

Таким образом, несмотря на то, что существует возможность установления статуса иностранной организации посредством получения информации из торгового реестра соответствующего иностранного государства, наиболее правильным и надежным способом установления статуса такой организации является получение официального документа, легализованного на территории Российской Федерации, который бы содержал полную и надлежащую информацию об иностранном юридическом лице.

При этом отмечаем, что, несмотря на некоторую порочность, информация из реестра иностранных юридических лиц не во всех случаях может быть абсолютно бесполезной. Так, например, в некоторых случаях достаточно лишь факта существования юридического лица безотносительно к широте и уровню его правоспособности. В таком случае, разумеется, запись в реестре юридических лиц иностранного государства является более чем достаточным и достоверным источником информации, однако, как нам представляется, при названном способе получения информации все же следует исходить из «реестра иностранных торговых реестров», составленного ФНС: https://www.nalog.gov.ru/rn77/about_fts/inttax/oppintevasion/obdig/, вне зависимости от существа вопроса, в связи с постановкой которого возникла потребность удостовериться в существовании иностранного юридического лица.

         2. Установление статуса иностранной организации в арбитражном процессе.

Арбитражный процесс является специальной формой цивилистического процесса, которая используется для разрешения коммерческих споров между организациями и субъектами предпринимательской деятельности, поэтому в статье будет рассмотрен вопрос установления статуса иностранной организации только в арбитражном процессе.

При обращении в арбитражный суд (далее – Суд) в качестве истца или при участии в арбитражном процессе в качестве ответчика иностранная организация вместе с процессуальными документами, представляемыми в Суд, обязана представить документ, подтверждающий нахождение лица под юрисдикцией иностранного государства, его организационно-правовую форму, правоспособность и содержащий сведения о том, кто от имени юридического лица обладает правомочиями на приобретение гражданских прав и принятия гражданских обязанностей, согласно п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2017 № 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом» (далее – Пленум № 23).

Если соответствующие документы не будут предоставлены иностранной организацией, являющейся истцом\ответчиком, Суд вынесет определение об оставлении искового заявления иностранной организации без движения, руководствуясь ч. 1 ст. 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ). В случае, если будет стоять вопрос о принятии иного процессуального документа, чем исковое заявление, очевидно, что при отсутствии в материалах дела документов о статусе иностранной организации, Суд не будет рассматривать такой процессуальный документ.

Кроме того, согласно п. 20 Пленума № 23, лицо, уполномоченное действовать от имени иностранной компании, определяется по праву места учреждения иностранной компании. Так, например, если в документах, подтверждающих статус иностранной компании, указано, что лицо «N» уполномочено действовать от имени этой компании, как её должностное лицо (директор и др.), Суд обязан воспринять такое лицо, как уполномоченного представителя иностранной организации в арбитражном процессе.

Следует отметить, что в силу ч. 8 ст. 75 АПК РФ лица, участвующие в деле, правомочны предоставлять в Суд заверенные копии доказательств, в том числе в Суд могут быть правомерно представлены копии доказательств, которые заверены непосредственно руководителем организации, являющейся лицом, участвующем в деле.

Изложенная правовая возможность создаёт пространство для злоупотреблений. Так, при подтверждении статуса иностранной организации, мнимый руководитель такой организации может предоставить в Суд заверенные им же документы, якобы подтверждающие существование юридического лица, фактически никогда не созданного, или устаревшие, не актуальные документы, содержащие не актуальную информацию, к примеру, о действующем директоре юридического лица, его наименовании и др.

В результате можно столкнуться ситуацией, когда, например, в арбитражном процессе от иностранной компании будет участвовать представитель, уполномоченный от имени иностранной компании лицом, которое давно уже не является актуальным руководителем этой компании, но в силу предоставленных неактуальных документов об этой компании, для Суда всё ещё является руководителем такой иностранной компании.

Масла в огонь также добавляет тот факт, что даже если эта иностранная компания числится в соответствующей реестре иностранного государства, не факт, что такой реестр вообще содержит информацию о директорах компании и иных лицах, которые уполномочены действовать от компании без доверенности. Так, например, торговый реестр Белиза (https://companysearch.bz/public_search/) в формате открытого доступа предоставляет только информацию о факте регистрации компании в реестре этого государства, соответственно, едва ли Суд будет обеспокоен тем, чтобы получить расширенный доступ к реестру юридических лиц Белиза с целью получения более полной информации об иностранном участнике процессе.

Названную возможность для злоупотребления, связанную с участием в арбитражном процессе неуполномоченного лица от имени иностранной организации, призван купировать следующий механизм:

Во-первых, согласно п. 24 Пленума № 23 в случае, если документы требуют консульской легализации или проставления апостиля, такая легализация должна быть совершена или апостиль должен быть проставлен не ранее чем за тридцать дней до обращения истца в арбитражный Суд, а сам документ при этом должен быть получен в разумные сроки до начала осуществления консульской легализации или до проставления апостиля.

Соответственно, заверенные копии документов о статусе иностранного юридического лица и о лицах, уполномоченных действовать от такого юридического лица, должны быть легализованы за 30 дней до даты обращения иностранной организации в Суд, и при этом такие документы в любом случае не могут быть получены в оригиналах (на территории иностранного государства) за пределами разумного срока.

Указанное разъяснение по сути предохраняет Суд от ситуации, когда в подтверждении полномочий директора иностранной компании предоставляется неактуальный документ.

Во-вторых, в соответствии с п. 19 Пленума № 23, Суд обязан по собственной инициативе устанавливать статус иностранной организации, являющейся участником арбитражного процесса.

Согласно абз. 2 ч. 3 ст. 254 АПК РФ, в случае непредставления доказательств, подтверждающих статус юридического лица, Суд вправе истребовать их по своей инициативе.

Изложенное означает, что в ситуации, когда у Суда отсутствуют надлежащие доказательства, которые бы подтверждали актуальность сведений о том, что иностранная организация, являющаяся участником процесса, в действительности существует, а её представители в действительности являются уполномоченными лицами, Суд не просто может, но обязан по собственной инициативе установить статус иностранной организации.

Пункт 19 Пленума № 23 раскрывает, какими путями может пойти Суд в процессе исполнения собственной обязанности по установлению статуса иностранной организации:

   - получение актуальной выписки из реестра юридических лиц, подтверждающей актуальный статус иностранной организации и лиц, правомочных выступать от её имени без доверенности;

   - получение информации из публичных реестров юридических лиц иностранных государств.

Применительно к получению выписки из реестра юридических лиц иностранного государства о статусе иностранного юридического лица в п. 19 Пленума № 23 очевидно речь идёт не о запросе Судом соответствующих документов у уполномоченных органов. В данном случае имеется ввиду, что в случае, когда Суд имеет законные основания для того, чтобы сомневаться в статусе иностранного юридического лица, он правомочен запросить у соответствующей иностранной организации, являющейся участником арбитражного процесса, необходимые документы. За непредставлением названных документов по запросу Суда очевидно, что соответствующему участнику процесса должны быть «отказано в процессуальном статусе», т.к. факт существования иностранного юридического лица, факт правосубъектности (правоспособности и дееспособности) предполагаемого участника процесса не установлен.

Стоит отметить, что в рамках действующего АПК и состояния цивилистического процесса в целом можно представить ситуацию, когда Суд будет откладывать судебное разбирательство, например, инициированное по требованию иностранной компании, не подтвердившей надлежащим образом свой статус и статус своих представителей, до тех пор, пока такой истец не приведёт свои дела в иностранном государстве в порядок с целью предоставления Суду необходимых документов о собственном статусе.

В любом случае, изложенные механизмы защиты, направленные на недопущение участия в процессе иностранного юридического лица, не подтвердившего надлежащим образом собственный статус, должны скорее стимулировать иных лиц, участвующих в деле, к тому, чтобы они предпринимали необходимые действия по обращению внимания Суда на факт того, что, например, документы, предоставленные иностранной организацией, были получены и легализированы на территории Российской Федерации крайне давно.

В противном случае, нет никаких оснований исключить возможность возникновения ситуации, когда Суд, при пассивности сторон, получив формальные доказательства статуса иностранной организации, рассматривает дело по существу, даже не удостоверившись в актуальности полученных документов о статусе иностранной организации.

С другой стороны, все же стоит отметить, что за подобное «халатное» поведение Суда тот же Пленум № 23 устанавливает некого рода «санкцию». Так, согласно п. 22 Пленума № 23, факт отсутствия надлежащих доказательств о статусе иностранного юридического лица, являющегося участником процесса, является основанием для отмены судом кассационной инстанции судебных актов Судов первой и (или) апелляционной инстанций с направлением дела на новое рассмотрение.

Таким образом, в рамках арбитражного процесса при рассмотрении любого дела Суд должен располагать актуальными доказательствами, подтверждающими статус иностранного юридического лица, участвующего в деле. Ответственность за нахождение соответствующих доказательств в деле всецело лежит на Суде под угрозой того, что их отсутствие является ультимативным основанием для отмены судебного акта с направлением на новое рассмотрение.

         3. Материально-правовое значение необходимости достоверного подтверждения статуса иностранной организации.

Мы полагаем, что установление Судом ex officio статуса иностранного юридического лица вместе с требованиями, предъявляемыми к документам о статусе такой организации, имеет важные материально-правовые, а не только процессуальные последствия.

Так, согласно ч. 1 ст. 90 АПК РФ арбитражный суд по заявлению лица, участвующего в деле, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, и иного лица может принять срочные временные меры, направленные на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя (обеспечительные меры), в том числе в случае отложения судебного разбирательства в целях урегулирования спора.

Соответственно, для того, чтобы Суд мог принять обеспечительные меры, ему необходимо установить наличие на стороне заявителя интереса, во обеспечение которого данные обеспечительные меры будут приняты.

Однако в случае, если у Суда не будет надлежащих доказательств, подтверждающих статус иностранного юридического лица, являющегося, например, истцом по делу, Суд не сможет сделать вывод о том, что такой истец обладает интересом, подлежащим защите в порядке ст. 90 АПК РФ, так как констатация наличия незащищенного интереса невозможно без констатации наличия правоспособности и дееспособности юридического лица.

Так, например, очевидно, что Суд ни при каких обстоятельствах не имеет права принимать обеспечительные меры в поддержку заявителя, являющегося иностранной компанией, который предоставил документ о собственном статусе, легализированный на территории Российской Федерации более чем за 30 дней до даты обращения с заявлением в порядке ст. 90 АПК РФ в Суд ввиду отсутствия надлежащих доказательства правоспособности и, следовательно, требующего защиты интереса у такого заявителя, как следует из п. 24 Пленума № 23.

В результате, следует констатировать, что любая обеспечительная мера, принятая Судом в каком-либо из дел при отсутствии в материалах дела документов о статусе иностранной организации, подавшей заявление в порядке ст. 90 АПК РФ, является незаконной, а определение о принятии такой обеспечительной меры как минимум подлежит отмене судом кассационной инстанции в соответствии с п. 22 Пленума № 23.

Данный вывод о незаконности обеспечительных мер, принятых по заявлению иностранной организации, является достоверным как для ситуации, когда иностранная организация никогда не предоставляла надлежащих документов о собственном статусе, так и для ситуации, когда организации на дату принятия обеспечительных мер не предоставила Суду необходимые документы, но предоставила их по истечении некоторого времени.

Подобный вывод в первую очередь обусловлен тем, что по смыслу ст. 90 АПК РФ, на дату принятия обеспечительных мер Суд должен быть уверен в том, что без принятия данных мер будет причинен ущерб интересам заявителя. Предоставление же иностранной организацией надлежащих доказательств собственного статуса (наличия интереса, возможности иметь интерес) после принятия обеспечительных мер будет означать, что на дату принятия обеспечительных мер Суд не имел доказательств того, что такими мерами защищается интерес заявителя, ведь доказательств возможности наличия какого-либо интереса у заявителя не представлено.

Таким образом, возможность для иностранной организации подтвердить свой статус надлежащими доказательствами напрямую связана с возможностью Суда принять обеспечительные меры по заявлению такого участника процесса согласно ст. 90 АПК РФ.

         4.  Особенности подтверждения статуса иностранной компанией, находящейся в оффшорной юрисдикции.

Применительно к любому гражданско-правовому спору с участием иностранных организаций следует иметь ввиду, что зачастую участниками такого спора в лице иностранных организаций являются далеко не иностранные бенефициары. Зачастую речь идёт о российских бенефициарах, которым выгоднее действовать через иностранную компанию по причине того, что она учреждена в оффшорной юрисдикции, а, следовательно, её статус регулируются правом государства-оффшора. Перечень оффшорных юрисдикций установлен приказом Минфина Российской Федерации № 108н «Об утверждении Перечня государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (офшорные зоны)».

Право государства-оффшора выгодно для российских бенефициарных собственников компаний во многом потому, что оффшоры, в отличии от остальных юрисдикций, крайне неохотно раскрывают информацию о конечном бенефициарном владении компаний, учреждённых на их территории.

Названную специфику хорошо понимают Суды. Так, например, ещё в постановлении Президиума ВАС РФ от 26.03.2013 № 14828/12 по делу N А40-82045/11-64-444 было указано, что действие бенефициарного собственника компании через оффшорную юрисдикцию является ничем иным, как злоупотреблением правом. Следовательно, в случае, когда иностранная компания участвует в российском арбитражном процессе только потому, что некий бенефициарный собственник злоупотребляет своими правами, «не показывая своё настоящее лицо», Суд должен отказать в процессуальной защите прав для такой компании в случае, если в конечном итоге Суд не получит полную информацию о структуре владения иностранной организацией, вплоть до конечных бенефициаров[4].

В качестве правового основания для такого вывода суды ссылаются на ч. 1 ст. 4 АПК РФ, согласно которой правом на судебную защиту обладает только заинтересованное в этой защите лицо. В ситуации с оффшорной компанией иностранный субъект не является лицом, которое заинтересованно в соответствующем процессуальном обращении в Суд по смыслу ч. 1 ст. 4 АПК РФ. Напротив, таким лицом является конечный бенефициар, осуществляющий владение оффшорной компанией. И до тех пор, пока Суду не станет известен этот бенефициар, Суд будет вынужден констатировать, что в рамках арбитражного процесса отсутствует лицо, заинтересованное в защите своих прав, а потому следует отказать в защите прав оффшорной компании, не имеющей необходимого материально-правового интереса.

         5. Выводы

Таким образом, по результатам представленного анализа необходимо прийти к выводу, что формула о том, что статус иностранной организации определяется по праву государства её учреждения, не даёт необходимых ответов для всех ситуаций, когда в гражданско-правовых отношениях на территории Российской Федерации участвует иностранная организация.


[1]Согласно ст. 2 Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов (г. Гаага 05.10.1961) каждое из договаривающихся государств освобождает от легализации документы, на которые распространяется настоящая Конвенция и которые должны быть представлены на его территории. Под легализацией в смысле настоящей Конвенции подразумевается только формальная процедура, используемая дипломатическими или консульскими агентами страны, на территории которой документ должен быть представлен, для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ.

[2]Представленная информационная база содержит ссылки на реестры юридических лиц 107 государств.

[3]Так, например, можно столкнуться с иностранными организациями, которые не имеют публичной (открытой для третьих лиц) структуры управления, что влечёт полную невозможность привлечения к ответственности их участников и\или бенефициаров.

[4]См.: постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.02.2021 № 09АП-4030/2021 по делу № А40-9372/2020, постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.01.2016 № Ф05-12062/2014 по делу № А40-26432/12, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.03.2020 № Ф04-40/2020 по делу № А27-22170/2018

Подробнее