ПОИСК

новости

06 12 / 15

Статья управляющего партнера юридической группы «Парадигма» К.И.Русакомского в декабрьском номере журнала «Корпоративный юрист»

ТРЕНД НА АСТРЕНТ

Эксперт: Климент Русакомский

Управляющий партнер Юридической компании «Парадигма»

Источник: журнал Корпоративный юрист

PDF Статья

 До недавнего времени защита прав и интересов взыскателя, устраняющая неблагоприятные последствия, связанные с ожиданием исполнения судебных решений, отсутствовала. Теперь у нас есть астрент – штраф на случай неисполнения судебного акта. Как его применяют суды? Нужно ли взыскателю указывать конкретную сумму? Когда возникает обязательство по уплате?

Долгий путь в Россию

Институт астрента представляет собой форму имущественного стимулирования должника к добровольному исполнению состоявшегося судебного решения, по которому он обязуется совершить опре
деленные действия в пользу взыскателя. При применении астрента на должника, помимо обязанности совершить определенные действия вплоть до момента фактического исполнения судебного решения, возлагаются дополнительные расходы в виде обязанности уплатить денежные средства. Астрент ни в коем случае не подменяет публично-правовые средства воздействия на должника, а выступает дополнительной гражданско-правовой гарантией обеспечения интересов взыскателей в сфере имущественных и личных неимущественных отношений.
Родиной астрента (от французского astreinte) считается Франция, в которой судьи еще в XIX в. прибегали к данному средству повышения исполнительской дисциплины должников.
Российскому законодательству термин «астрент» не известен, но фактически нормативные основы для повсеместного введения данного механизма в отечественную практику заложены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 № 22 (далее – Постановление № 22). В документе констатируются правомочия кредитора по обязательству в соответствии со ст. 330, 395 и 809 ГК РФ:

  -   требовать присуждения ему неустойки или иных процентов по день фактического исполнения обязательства должником (п. 1 Постановления № 22);

  -   в качестве самостоятельного требования претендовать на гарантии при неисполнении судебного решения (пп. 2, 3 Постановления № 22). Подразумеваются проценты за пользование чужими денежными средствами на присужденную судом сумму как последствие неисполнения судебного решения (к денежным требованиям), денежные средства за неисполнение судебного решения (к неденежным требованиям).

Дальнейшее развитие астрента связывается с принятием Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», которым в ГК РФ была внесена ст. 308.3 «Защита прав кредиторов по обязательству». В соответствии с данной нормой за неисполнение судебного решения с должника по требованию взыскателя может быть взыскана денежная сумма, которая в силу прямого указания закона является разновидностью неустойки. Ее размер должен определяться судами на основании принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.
Для практики важен п. 2 ст. 308.3 ГК РФ, который не освобождает должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств даже в случае применения астрента. Это положение особенно актуально применительно к денежным требованиям, когда с должника после вступления в силу судебного решения и до его фактического исполнения могут одновременно взыскиваться как проценты за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ, так и денежные средства за неисполнение судебного решения в срок.
В связи с появлением ст. 308.3 ГК РФ утратил практический смысл и прекратил свое действие п. 2 Постановления № 22 о начислении процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке, предусмотренном ст. 395 ГК РФ, как последствии неисполнения судебного решения (п. 133 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25). За столь короткий период единая практика применения новеллы гражданского законодательства сложиться не могла. Суды рассматривают главным образом дела, в которых астрент применяется со ссылками на Постановление № 22. При этом своеобразие исковых требований определяет некоторые нюансы использования этого нститута.

Все зависит от характера требования

С момента признания недействующим п. 2 Постановления № 22 у судов, пересматривающих дела в апелляционном или кассационном порядке, больше нет оснований для применения астрента по делам, рассмотренным в судах первой инстанции до 30 июня 2015 г., т. к. отсутствуют основания для применения астрента, а следование ст. 308.3 ГК РФ невозможно. В этом случае суды ограничиваются взысканием с должника процентов за пользование чужими денежными средствами до момента фактического исполнения обязательства в полном объеме по ст. 395 ГК РФ.

          П Р И М Е Р

Суд указал на отсутствие оснований для применения как п. 2 Постановления № 22 в связи с его отменой, так и ст. 308.3 ГК РФ, поскольку требования истца основывались на п. 2 Постановления № 22 (Постановление             Семнадцатого ААС от 12.08.2015 № 17АП-8790/2015-ГК). Данный судебный акт интересен тем, что суд признал самостоятельными требования:

-   о начислении процентов за пользование чужими денежными средствами как вид ответственности за нарушение обязательства;

-   начислении процентов как мере ответственности за неисполнение решения суда.

Позиция суда вполне согласуется со ст. 308.3 ГК РФ. Таким образом, есть правовые основания для включения в исковые заявления о взыскании денежных средств обоих требований.

Как оформить

Основанием для рассмотрения судом вопроса о применении астрента по п. 1 ст. 308.3 ГК РФ выступает требование кредитора. Учитывая прекращение действия п. 2 Постановления № 22 и отсутствие в процессуальном законодательстве порядка заявления соответствующих требований, возникают довольно острые вопросы: когда можно подать требование о применении астрента и как его оформить: в отдельном исковом заявлении, в заявлении
о вынесении дополнительного решения или иным образом?
Существуют различия в порядке заявления требования о применении астрента к денежным и неденежным требованиям. Пункт 3 Постановления № 22 указывает, что для неденежного иска данное требование заявляется в исковом заявлении или в ходатайстве по ходу рассмотрения дела, т. е. в процессе судебного заседания до удаления суда в совещательную комнату.
Есть и третий способ, который упоминается в абз. 7 рассматриваемого пункта: «Если истец не требовал присуждения денежных средств на случай неисполнения судебного акта и, следовательно, суд их не присудил, а судебное решение по существу спора не исполняется, взыскатель вправе обратиться с заявлением в суд, принявший упомянутое решение, о взыскании денежных средств за неисполнение судебного акта». Итоговым процессуальным решением при рассмотрении заявления взыскателя согласно ст. 324 АПК РФ будет определение (Определение АС Саратовской области от 26.09.2014 по делу № А57-5294/2011).
Иначе обстоят дела, когда речь идет о применении астрента к денежным требованиям. В этом случае нет правовых оснований для использования ст. 324 АПК РФ. Суды констатируют правомочность заявления требования о применении астрента, если требование состоялось до вынесения решения по существу дела. То есть соответствующие требования должны быть включены в состав первоначальных исковых требований или заявлены в порядке изменения основания и предмета иска (определения ВС РФ от 24.07.2015 № 306-ЭС15-11012 по делу № А65-3721/2014, от 04.09.2015 № 309-ЭС15-8875 по делу № А60-19047/2014).

Механизм дополнительного решения не работает

          С И Т У А Ц И Я

Префектура ЦАО г. Москвы обратилась в арбитражный суд с иском к ООО «Спектр-М» о взыскании задолженности и неустойки. Требования о применении астрента истец не заявлял. Суд удовлетворил исковые требования в полном объеме. Позднее префектура вновь обратилась в суд с заявлением о принятии дополнительного решения о присуждении истцу процентов за пользование чужими денежными средствами на всю взыскиваемую сумму с момента вступления судебного акта в законную силу и до его фактического исполнения.

В удовлетворении данного требования было отказано, решение суда первой инстанции поддержали Девятый ААС и АС Московского округа. Последний отметил, что истец при обращении в суд с исковым заявлением не выдвигал требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, а значит, отсутствуют основания для принятия дополнительного решения, установленные ч. 1 ст. 178 АПК РФ (Постановление АС Московского округа от 02.07.2015 № Ф05-8192/2015 по делу № А40-45519/14). Таким образом, требование о применении астрента по денежным искам должно быть заявлено до принятия судом первой инстанции решения по существу дела или посредством предъявления самостоятельного искового заявления.
Следует признать, что в рассматриваемом нами случае механизм дополнительного решения неприменим.

Сколько вешать в граммах, или Размер астрента

Для взыскателя по неденежным требованиям определение подлежащей уплате должником суммы за неисполнение судебного решения может быть затруднительным, т. к. на этот счет законодательство не дает четких рекомендаций. Сложности возникнут и у взыскателей по денежным требованиям, которые будут основывать свои требования на ст. 308.3 ГК РФ. Закон в этой части закрепляет единые правила определения суммы, подлежащей
уплате должником (в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения), и вполне естественно, что не будет оснований для определения размера астрента в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК РФ.

Точная сумма, подлежащая взысканию с должника, а также порядок ее определения должны быть изложены заявителем в исковом заявлении или в заявлении о взыскании денежных средств за неисполнение судебного акта. Некоторые ориентиры для заявителей есть в п. 3 Постановления № 22. Так, денежные средства, присуждаемые истцу с должника за неисполнение судебного акта, могут быть установлены в твердой денежной сумме, зыскиваемой единовременно, либо в денежной сумме, взыскиваемой периодически. Также допустима прогрессивная оплата.

С нашей точки зрения, заявители вполне свободны в определении требуемой ими денежной суммы за неисполнение судебного акта и критериев ее установления. Однако при этом должны соблюдаться принципиальные граничения, изложенные в п. 1 ст. 308.3 ГК РФ.

          П Р И М Е Р 1

МБУ «Управление городского хозяйства» (г. Рыбинск), обосновывая размер подлежащей уплате суммы за неисполнение судебного акта, исходило из расчета 1% от стоимости выполненных работ по договору с должником за каждый день просрочки. Именно такой размер неустойки был закреплен в контракте между должником и взыскателем. Суды согласились с порядком определения суммы, подлежащей взысканию, и удовлетворили требования заявителя (Постановление АС Волго-Вятского округа от 30.07.2015 № Ф01-2677/2015 по делу № А82-8072/2014).

          П Р И М Е Р 2

Заявители, ссылаясь на длительное неисполнение судебного решения (более двух лет), просили взыскать с должника по 50 тыс. руб. каждому. При этом какого-либо расчета суду представлено не было, сумма определена произвольно. Тем не менее данные требования были удовлетворены в полном объеме (Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 24.08.2015 № Ф02-3908/2015 по делу № А19-9572/2011).

В этом деле обращает на себя внимание следующее обстоятельство: на момент предъявления требования о компенсации за неисполнение судебного акта последний уже был исполнен, исполнительное производство было окончено фактическим исполнением. Суд апелляционной инстанции отметил, что «для присуждения денежных средств в качестве компенсации за ожидание не имеет значения, исполнено ли судебное решение на день рассмотрения данного вопроса. Имеет значение установление факта ожидания, т. е. просрочки исполнения судебного акта». По нашему мнению, такой вывод не соответствует смыслу абз. 1 п. 3 Постановления № 22, согласно которому астрент применяется для одновременного достижения двух целей:
  -   побуждения должника к своевременному исполнению судебного решения;
  -   компенсации взыскателю за ожидание.
Астрент не может выполнять возложенную на него стимулирующую роль, если его применением не достигается хотя бы одна из названных целей. В приведенном примере компенсация приобретает исключительно карательный характер, становясь мерой ответственности за неисполнение судебного акта, что противоречит правовой сущности астрента. Данный вопрос носит проблемный характер и пока однозначно не разрешен в судебной практике.
Есть примеры совершенно иной позиции: в качестве основания для отказа в удовлетворении кассационной жалобы было указано на факт исполнения судебного решения на момент подачи заявления о взыскании компенсации за неисполнение судебного решения (Постановление АС Дальневосточного округа от 25.08.2015 № Ф03-3378/2015).

P.S. Около астрента

Юристам компаний должна быть интересна разработка тематики астрента и порядка его применения в свете его законодательного определения как разновидности неустойки и распространения на него общих норм о неустойке. Заслуживает внимания также применимость астрента к делам, подведомственным судам общей юрисдикции, и его соотношение с иными мерами ответственности за несвоевременное исполнение судебного акта.