ПОИСК

новости

28 10 / 19

Валерия Селиванова в новом блоге на Закон.ру о проблеме оценки добросовестности действий лиц, входящих в состав органов юридического лица, на примере определения ВС РФ от 20.08.2019 № 5-КГ19-69

Общеизвестно, что лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа уполномочено выступать от его имени, должно действовать добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ).

Примерные критерии для определения добросовестности действий лиц, входящих в состав органов юридического лица, установлены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Вместе с тем нельзя не отметить, что несмотря на выработанные ВАС РФ критерии определения добросовестности действий вышеуказанных лиц, само понятие «добросовестность» является оценочной категорией, и потому при оценке добросовестности действий лиц, входящих в состав органов юридического лица, важную роль играет правовая оценка судом фактических обстоятельств конкретного дела.

Важным с точки зрения оценки добросовестности действий лиц, входящих в состав органов юридического лица, является дело по иску НП «Сиеста» к  Константинову А.Ю. и Леонову В.И. (бывшие председатель правления НП «Сиеста» и его бывший заместитель соответственно) о взыскании в солидарном порядке убытков в размере 12 236 746,08 руб.

В обоснование иска НП «Сиеста» указывало на нарушение Константиновым А.Ю. и Леоновым В.И. обязанности действовать добросовестно в интересах партнерства. Так, в ноябре 2011 года вышеуказанные лица учредили НП «Веста», в собственность которого получили от застройщиков коттеджного поселка ООО «Мажино» и ООО «Стабильность-4» безвозмездно в виде пожертвования земельные участки, необходимые НП «Сиеста» для создания инфраструктуры и общего использования. В последующем Константинов А.Ю. и Леонов В.И., действуя от имени НП «Сиеста», заключили с возглавляемым ими же НП «Веста» договоры купли-продажи этих земельных участков за 12 236 746,08 руб.

По мнению истца, ответчики, действуя разумно и добросовестно как руководители НП «Сиеста», могли и должны были получить эти земельные участки непосредственно в собственность НП «Сиеста» безвозмездно, однако, используя руководящее положение в НП «Сиеста», они недобросовестно получили выгоду за его счет и причинили тем самым убытки.

Ответчики на это возражали, что НП «Веста» провело работы по межеванию земельных участков в ходе освоения территории, в том числе по результатам строительства тех самых сооружений НП «Сиесты». Потому денежные средства, выплаченные НП «Веста», по сути являлись платой за произведенные работы по межеванию.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска, указав на пропуск срока исковой давности по требованиям, основанным на договорах пожертвования, а также договорах купли-продажи (за исключением одного из договоров купли-продажи). Кроме того, суды указали, что истец не представил достоверных доказательств причинения ответчиками убытков НП «Сиеста».

В кассационной жалобе в Верховный суд РФ НП «Сиеста» просило об отмене указанных выше судебных постановлений.

Изучив материалы данного дела, Верховный суд РФ пришел к выводу о необходимости отмены судебных актов нижестоящих судов и необходимости направления дела на новое рассмотрение (Определение ВС РФ от 20.08.2019 № 5-КГ19-69).

Направляя дело на новое рассмотрение, Верховный суд РФ указал, какие обстоятельства имеют значение для настоящего дела. Так, первая инстанция должна дать правовую оценку вопросам добросовестности действий ответчиков при продаже спорных земельных участков НП «Сиеста», а также определить, имело ли место истечение исковой давности при предъявлении членами НП «Сиеста» иска к ответчикам.

Анализируя судебные акты по данному делу, можно отметить, что суды первой и апелляционной инстанций формально подошли к рассмотрению требований НП «Сиеста», отказавшись по существу исследовать вопрос о добросовестности ответчиков, в связи с чем Верховный суд РФ обоснованно направил данное дело на новое рассмотрение, указав на необходимость оценки добросовестности действий ответчиков с подробным описанием того, какие обстоятельства имеют значение для настоящего дела и должны быть оценены судом первой инстанции.

Вместе с тем нельзя не отметить, что, направляя дело на новое рассмотрение, Верховный суд РФ не дал какой-либо правовой оценки доводам, которые заявлялись истцом и ответчиками по данному делу, не сформулировал каких-либо правовых позиций по тем вопросам, которые имеют значение для рассмотрения донного дела, ограничившись только определением круга обстоятельств, которые должны быть исследованы первой инстанцией.

Таким образом, рассмотрение данного дела в суде первой инстанции будет представлять интерес для правоприменительной практики, так как именно суду первой инстанции подлежит разбираться в этом непростом деле, решать вопрос о правовой оценке добросовестности действий ответчиков и формулировать правовые позиции по данному вопросу.

Подробнее на Закон.ru