ПОИСК

новости

23 10 / 19

«Верховный суд РФ продолжает курс на привлечение к субсидиарной ответственности конечных бенефициаров должника», - новый блог Климентра Русакомского на Закон.ru

Одной из наиболее острых проблем в спорах о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является выявление и последующее привлечение к ответственности конечных бенефициаров должника. Процессу доказывания по такой категории споров зачастую сопутствуют объективные сложности, связанные с отсутствием у заявителей прямых письменных доказательств, подтверждающих их доводы, а также с нежеланием контролирующих должника лиц раскрывать документы и обстоятельства, отражающие их статус.  

В связи с этим особый интерес представляет спор о привлечении контролирующих должника лиц в деле о банкротстве ОАО «Промышленная группа «Ладога» (дело № А56-83793/2014). В рамках данного дела ФНС обратилась с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, в том числе о привлечении к ответственности Вениамина Грабара – президента ОАО «Промышленная группа «Ладога» и участника АО «Холдинговая компания «Ладога», которое было собственником торговых марок группы компаний. До февраля 2010 г. В. Грабар также был генеральным директором ООО «Холдинговая компания «Ладога», с 2014 г. являлся президентом ОАО «Ладога Дистрибьюшен», осуществляющего продажу алкогольной продукции группы компаний «Ладога».

Суды первой и апелляционной инстанции согласились с доводами ФНС и привлекли Вениамина Грабара к субсидиарной ответственности, указав, что действия, являющиеся основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, не могли быть осуществлены без одобрения, участия и контроля Вениамина Грабара, занимающего ключевые позиции в руководстве должника.

Однако суд кассационной инстанции отказался привлечь Вениамина Грабара к ответственности, сославшись на то, что по должностной инструкции он подотчётен генеральному директору и осуществляет лишь контроль над эффективным взаимодействием трудового персонала должника и его структурных подразделений, а также над внедрением научно-технического прогресса по всем направлениям его деятельности.

В кассационной жалобе в Верховный суд РФ ФНС обращала внимание на то, что Вениамин Грабар обладал всеми признаками контролирующего должника лица: распоряжался всеми счетами должника, оказывал влияние на деятельность должника через ряд подконтрольных лиц, входящих в группу компаний «Ладога», являясь ее бенефициарным владельцем.

Изучив материалы дела № А56-83793/2014, высшая судебная инстанция согласилась с доводами ФНС и отменила постановление суда кассационной инстанции, оставив в силе акты суда первой и апелляционной инстанции.

При этом в Определении, вынесенном по данному спору 07.10.2019, Верховный Суд подчеркнул, что конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, в раскрытии своего статуса контролирующего лица не заинтересован и старается завуалировать возможность оказания влияния на должника. При ином подходе бенефициары должника в связи с подконтрольностью им документооборота организации имели бы возможность в одностороннем порядке определять субъекта субсидиарной ответственности путем составления внутренних организационных документов выгодным для них образом.

Также Верховный суд указал, что бремя опровержения представленных ФНС доводов возлагается на Вениамина Грабара как процессуального оппонента, которому недостаточно ограничиться только отрицанием обстоятельств, на которых настаивает истец, а необходимо представить собственную версию инкриминируемых ему событий.

Стоит отметить, что Определение Верховного суда РФ от 07.10.2019 по делу ОАО «Промышленная группа «Ладога» продолжает тенденцию судебной практики, которая направлена на выявление реальных бенефициаров компании, ответственных за ее банкротство, и их последующее привлечение к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.  

Так, ранее Верховным судом уже были сформулированы критерии, позволяющие выявить контролирующих должника лиц. В частности о наличии фактического контроля могут свидетельствовать синхронность действий субъектов в отсутствие к тому объективных экономических причин; противоречие этих действий экономическим интересам должника с одновременным существенным увеличением имущества лиц, привлекаемых к ответственности; то, что данные действия не могли иметь место ни при каких иных обстоятельствах, кроме как при наличии подчиненности одного другому (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15.02.2018 № 302-ЭС14-1472(4,5,7) по делу № А33-1677/2013).

В рамках дела ОАО «Промышленная группа «Ладога» суд по сути расширяет уже ранее сформулированные критерии, применяемые для определения контролирующих должника лиц, и выражает позицию о том, что отсутствие доказательств дачи указаний на совершение конкретных неправомерных действий, приведших к банкротству компании, не может являться основанием для отказа в привлечении к субсидиарной ответственности при наличии у лица признаков контроля над должником.  

Хочется надеяться, что правовые позиции, изложенные в Определении Верховного суда РФ от 07.10.2019, будут учитываться судами нижестоящих инстанций при рассмотрении подобных споров и позволят уйти от формального подхода к определению статуса контролирующего лица, что будет способствовать выявлению и последующему привлечению к субсидиарной ответственности конечных бенефициаров должника в случае совершения ими неправомерных действий.

Подробнее на портале Закон.ru