ПОИСК

новости

16 04 / 20

Верховный суд в очередной раз встал на защиту физического лица и подтвердил упрощенный стандарт доказывания при предъявлении требований о получении страхового возмещения, - об этом в новом блоге Управляющего партнера Климента русакомского на Закон.ру

Знаковое дело рассмотрела Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ в феврале этого года (Определение ВС РФ по делу №4-КГ19-802-4112/18 от 18 февраля 2020 г.).

Гражданин Наумов А.В. (истец) обратился в суд к ПАО СК «Росгосстрах» (ответчик) с иском о взыскании страхового возмещения, расходов по оценке, расходов на оплату услуг представителя и компенсации морального вреда. Между Истцом и Ответчиком был заключен договор добровольного страхования транспортного средства. В период действия договора транспортному средству были причинены механические повреждения неустановленным лицом. Истец обратился к Ответчику, предоставив постановление УУП УМВД, но Ответчик отказался выплачивать возмещение, сославшись на то, что страховой случай не наступил.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований, указав, что в нарушение статьи 56 ГПК истец не предоставил достоверных доказательств наступления страхового случая. Само по себе наличие повреждений автомобиля не свидетельствует о том, что они причинены в результате событий, подпадающих под понятие страхового риска, оговоренного правилами страхования и договором.

Суд второй инстанции не нашел нарушений и оставил решение первой инстанции без изменения.

Однако, ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение.

Верховный суд пришел к выводу, что при повреждении застрахованного имущества истцу достаточно обратиться в органы полиции и получить отказ в возбуждении уголовного дела, после этого он может обращаться в суд в случае отказа страховой компании выплатить компенсацию за застрахованное имущество.

Таким образом, Определением ВС РФ установлено, что для того, чтобы получить возмещение от страховой компании, страхователю достаточно обратиться в полицию и получить отказ в возбуждении уголовного дела, обжаловать постановление в отказе возбуждения уголовного дела лицу нет необходимости (в судебном акте дается ссылка на п. 33 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 года № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», где напрямую устанавливается данный тезис). Необжалование определения об отказе в возбуждении уголовного дела не свидетельствует о наступлении последствий, установленных в п.4 ст. 965 ГК РФ (в пункте статьи установлено право страховщика отказать в выплате страховой суммы по причине отказа страхователя от права требования к лицу, ответственному за убытки).

Также в представленном Определении высказана мысль, что истцу нет необходимости предоставлять дополнительных доказательств наступления страхового случая, если постановлением правоохранительного органа установлен факт возникновения повреждений у застрахованного имущества, что еще раз подтверждает мысль о том, что обращения в полицию достаточно для наступления страхового случая.

Стандарт доказывания причины возникновения повреждений в застрахованном имуществе очень упрощен для застрахованного лица (ему достаточно обратиться в органы полиции и получить отказ в возбуждении уголовного дела), при этом страховая компания, безусловно, не лишена возможности возражать доводам истца, что в том числе подтверждено и в самом Определении ВС РФ. Например, она может доказать, что случай не является страховым в силу ст. 963 ГК РФ, когда повреждения имуществу нанесены по вине самого страхователя. Такой стандарт доказывания объясняется прежде всего тем, что со стороны страхователя как правило выступает юридически более слабая сторона, поэтому для ее защиты и используется такой упрощенный стандарт доказывания.

Надо отметить, что вышеизложенные тезисы не являются новеллой. Подобные выводы уже делались Верховным судом РВ (к примеру, см. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 03.11.2015 N 80-КГ15-19), что свидетельствует об уже устоявшейся судебной практике и сформировавшемуся упрощенному стандарту доказывания причины возникновения повреждений в застрахованном имуществе для страхователя.